2016/04/26 00:00:46


Скорее всего вам, как и мне, запомнилась роль Алексея Горбунова, который сыграл шута Шико в фильме "Графиня де Монсоро". Яркий такой персонаж. А вам не показалось странным, что шут как то без колпака ходит, не уродец какой нибудь юродивый. Более того, чуть ли не командует королем! Я конечно знал, что этот фильм по роману Дюма, но все было недосуг выяснить был ли у этого СТРАННОГО шута какой то реальный исторический прототип или все же он был введен в повествование для усиления сюжета.

Сейчас вот мы это все с вами и узнаем ...


В своих произведениях «Графиня де Монсоро» (подлинное название «роман о трех Генрихах и одном Шико») и «Сорок пять» великий французский писатель А.Дюма изобразил одного из таких шутов, который действительно существовал и был придворным шутом нескольких королей в XVI столетии Франции. Имя его Шико (франц. Shico; ударение на второй слог). Романы Дюма продолжают вдохновлять по сей день весь земной шар, и неудивительно, что Дюма является одним из самых экранируемых авторов.




Шико (1540-1591) родился в Гасконии в 1540 году, на берегах Сены. Будучи южанином, он очень любил солнце. Настоящее имя – Жан-Антуан д’Анжлер. Происходил из дворянской семьи. Придворный шут французских королей Генриха III и Генриха IV. Шут при дворе является своеобразной чертой, границей, он занимает ступень, на которой стоит только он. Шут - любопытная роль, по крайней мере, с точки зрения впрыска адреналина. Улыбаться в горе и горевать в радости, заземляя высокое и вознося низкое с обывательской точки зрения - задачка не из простых.

Сначала он служил солдатом под началом савойского маркиза де Вилара, который был отцом Мадлен Савойской, жены герцога Майенского. Позже служил королям Франциску II и Карлу IX, при которых занимал весьма важные должности. Позже он стал любимым шутом Генриха III, а потом и Генриха IV (после смерти Шико, Генрих IV еще 19 лет будет править, пока не будет убит католиком-фанатиком). Но это было потом…
А в начале Шико был ярым католиком, и возможно даже принимал, вместе со своим братом Раймондом, участие в убийстве Франсуа де Ла Рошфуко (французский писатель-моралист), одного из лидеров гугенотов во время Варфоломеевской ночи. В 1574 году Шико получил звание лейтенанта.

Он служил Генриху III с огромным усердием и преданностью во времена религиозных войн. Тем не менее, со временем его религиозная ревность стала умеренней, и он стал приверженцем религиозной терпимости.

В 1578 году во Франции шла борьба за власть между королем Генрихом III и его братом герцогом Анжуйским. Захватывающие придворные интриги переплетаются с трогательной и страстной историей любви красавицы Дианы и бесстрашного графа Де Бюсси.



Луи де Клермон, сеньор де Бюсси д'Амбуаз. Родившийся в 1549-ом году, он был типичным дворянином той эпохи, отважным, гордым, жестоким и дерзким. Дюма почти ничего не исказил в его описании, только умолчал про некоторые факты, отнюдь не свидетельствующие о его благородстве, например, про то, что во время Варфоломеевской ночи, воспользовавшись удачным случаем, Бюсси убил своего родственника Антуана де Клермона, с котором имел тяжбу по поводу наследства. Таким образом, спорный замок, из-за которого и была тяжба, достался Бюсси. Сначала Бюсси был на службе герцога Анжуйского, будущего короля Генриха III, даже сопровождал его в Польшу, и лишь позже перешел к его брату Франсуа. То, что Бюсси был отчаянным дуэлянтом и любовником королевы Марго, это полная правда.


Шико был любимым королевским шутом при дворе Генриха III (последний король из династии Валуа, убит монахом – приверженцем Гизов). Простой гасконский дворянин, он не только дерзнул вступить в любовное соревнование с герцогом Майеннским, но и не постеснялся взять верх над этим принцем крови, за что герцог, как говорили, учинил над ним расправу. Пятьдесят ударов бичом. Которые в последствие Шико вернул тому кто ему их приказал нанести и тому кто их наносил, да еще и с процентами которые набежали за долгие годы.

Возлюбленная Шико, была добрым и очаровательным созданием, из благородного рода. Однажды ночью, когда Шико пришел ее повидать, один ревнивый принц приказал окружить дом, схватить Шико и жестоко избить его, и Шико был вынужден спастись через окно, разбив стекла, - открыть его не было времени, - и затем прыгнуть с высоты этого маленького балкона на улицу. Не убился он только чудом, и потому всякий раз, проходя мимо этого дома, Шико преклоняет колени, молится и в своих молитвах благодарит господа, извлекшего его из такой передряги. Он был глубоко религиозным человеком. Хотя религия ему быстро надоедала.

Шико пришлось искать убежища у Генриха III. За покровительство, оказанное ему королем Генрихом III, он расплачивался тем, что говорил королю правду, как бы горька она ни была. Он был личным советником короля (как сейчас у Путина Ястржембский). Так как в своем королевстве Генрих был не более чем седьмой или восьмой король.

Шико был необычный шут. Прежде чем зваться Шико, он звался де Шико (приставка «де» означала знатное происхождение). Единственный шут за всю историю Франции который носил шпагу. Да еще какую! Не уступающую самому Бюсси. В марте 1584 ему был пожалован королём аристократический титул. Шико пользовался при дворе последнего Валуа свободой, равной той, которой был удостоен за тридцать лет до него Трибуле при дворе Франциска I, и той, которая будет предоставлена сорок лет спустя Ланжели при дворе короля Людовика XIII. Шут обладал неограниченными возможностями. Ему было позволено абсолютно все. Начиная от того что можно было улечься спать посередине зала во время королевской аудиенции и до того чтобы при людях обозвать короля дураком! Шут может сидеть на королевском троне, может стоять впереди короля, позади него, рядом, может говорить от имени короля, может передразнивать его и т.д.


Генрих III

Шуту было не обязательно все время ходить с бубенчиками на голове, пестрой одежде и длинных скороходах с задернутыми носами, походить на скомороха. Тут Шико был исключением. У него был прекрасный вкус. Одевался он просто, но со вкусом, вкусом дворянина!
Основной задачей шута состояло в том что бы он веселил и развлекал короля. Шико с этим прекрасно справлялся. У него было потрясающее чувство юмора. Он мог мертвого рассмешить. От его лихих дурачеств, король порой чуть со смеху не помирал. Шико любил распевать духовные гимны, декламировать стихотворные сатиры, составлять бывшие тогда в большом ходу анаграммы, находя в имени каждого куртизана - либо по-французски, либо по-латыни - намеки, донельзя обидные для того, чью личность он таким образом высмеивал. Сам же при этом даже не улыбался. Он был в меру серьезен и смешон. Король его очень любил. Он был для него самым близким другом. Он доверял своему шуту дела государственной важности и частенько просил о помощи или обращался за мудрым советом. Они все время были почти безотлучными. Шико оберегал Генриха Валуа, как мать оберегает ребенка.

Во Франции при дворе шуты играли одну из ключевых ролей. Он был очень умным и мудрым человеком, хитрым, ловким и храбрым. Шико был терпеливым и умел ждать. Вот его слова: «Вода и время,-два могущественнейших растворителя: один точит камень, другой подтачивает самолюбие. Подождем…»

Он великолепно разбирался в делах государственных. У него был красивейший аристократический почерк. Знал несколько языков, латынь в том числе. Хорошо разбирался в геральдике. Он был прирожденным наездником и прекрасным фехтовальщиком. Одним из лучших, - «вторая шпага» во Франции! «Первой шпагой» был головорез Граф де Бюсси (последний рыцарь Франции). В фехтовании имеют значение три вещи - прежде всего голова, затем руки и ноги. Первая помогает защищаться, первая и вторая вместе дают возможность победить, но, владея и головой, и рукой, и ногами, побеждаешь всегда. У Шико была смышленая голова, длинные руки и крепкие ноги.
Шико был женат и имел пять сыновей.

Он обладал всеми качествами которыми должен обладать человек служивший при дворе: лицемерие, наигранные улыбки, гримасы, лукавая ирония, сарказм и притворство. Он был остроумен, весел, полон задора и энергии. Он излучал свет и положительные эмоции.
Шико прекрасно умел подражать чужим голосам. Он находил общий язык с любым человеком. Даже с самым злейшим врагом короля! Он мог влиться в доверие к любому. Как к пьянице монаху так к принцу крови. Он знал практически все что происходит в королевстве и за его пределами. Он просчитывал все на несколько ходов вперед. Фактически Шико был королем Франции. В Шико была воплощена мудрость королевства !!!
У него были знакомые друзья среди обычных трактирщиков, монахов, священников. Он был в хороших отношениях со свитой герцога Анжуйского.

Он был в хороших отношениях с Бюсси, которого ненавидел король. С Гизами он так же имел честь знакомства. Даже извечный враг династии Валуа – Генрих Наваррский знал и уважал Шико. Сделав его в последствии свои шутом. Шико не раз говорил что Генрих Наваррский – вот истинный король Франции, который ему по душе.



Генрих де Гиз

Шико был прекрасным философом, он ничего не принимал близко к сердцу. Он смеялся потихоньку над неблагодарностью людей и по своему обыкновению чесал себе нос и подбородок. Шико не был чужд суевериям своего времени. Многие его не любили. Называя: «назойливой мухой», «хитрой лисой», «ядовитой змеей», но чаще всего его называли «господин дурак»! На что он отвечал весьма спокойно и с улыбкой: «Это моя должность!». Хотя в вопросах чести Шико был весьма щепетилен. И не оставался в долгу. Шико обнюхивает и лижет камни как лиса, на которые пролилась его кровь, до тех пор, пока не размозжит об эти камни головы тех, кто ее пролил.

Шико отличался решительностью и великодушием, да к тому же еще и любопытством. Он никогда не был скупцом, - совсем напротив, нередко он даже швырял полными горстями золото, жертвуя, таким образом, жизненными благами ради торжества идеи, согласно убеждениям, свойственным всем сколько-нибудь достойным людям.

Еще у Шико был страшный аппетит. Он любил вкусно и с размахом поесть. Особенно в компании со своим братом куманьком Горанфло. Так же он любил хорошее вино. Шико был благоразумный человек и очень ценил сон, никогда не просыпался с одного разу.

Он был большим мечтателем, в своих прогулках почти всегда выбирал прибрежную дорогу. В те временя река Сена еще не была зажата между каменными стенами, волны, лобзали ее широкие берега, и жители города не раз могли видеть на этих берегах длинный вырисовывающийся в лунном сиянии силуэт Шико.

Высказав, по своему обыкновению под видом насмешек и шуток, всю ту правду, которую ему хотелось довести до сведения короля, он покинул дворец. После смерти друзей короля, после того, как начались смуты и заговоры, возбуждаемые Гизами, Шико призадумался со свойственным ему философским практицизмом. Ему надоела роль шута, которую все время стремится играть вполне серьезно, надоело и фамильярное обращение короля - времена наступили такие, что именно оно-то и грозило ему верной гибелью. Храбрый и беспечный, он тем не менее весьма дорожил жизнью: она забавляла его, как забавляет все избранные натуры. В этом мире одни дураки скучают и ищут развлечений на том свете.
На время он уехал к своему куманьку Горанфло в новое аббатство. Погостив там у него некоторое время, он инсценировал свою смерть и вернулся под другим именем (Робер Брике) и видом в Париж. Где купил домик за триста экю у ворот Бюсси.

В мае 1588 из-за восстания в Париже («День баррикад») король Генрих III бежал в Шартр (именно в этом французском городе находится собор Нотр-Дам). Восставшие парижане объявили его низложенным. И Генрих III, заключив соглашение с Генрихом Наваррским, двинулся с ним на Париж. Но был убит монахом — приверженцем Гизов.

После убийства Генриха III Шико сразу же признал Генриха IV новым королём, и был при его дворе в большом почёте. Он воевал вместе с ним в битвах при Иври и Арк.

В 1591 году придворный шут Шико стал жертвой покушения при осаде Руана (город и порт на севере Франции, в 100 км от устья все той же Сены) в рамках таинственной интриги, организованной Католической Лигой.

Так закончилась жизнь великого шута и славного дворянина. Шико был верный и изобретательный друг. Не раз он выручал своего короля в трудных ситуациях и раскрывал заговоры. Шико преподал множество поучительных уроков своим королям. Счастье королей, что они их не считали… Шико был существом из плоти и крови. Он был известен своей жизненной силой и способностью схватывать вещи на лету, а также как великолепный писатель-сатирик. Он был единственный придворный шут в своё время, который участвовал в военной и политической жизни и который носил шпагу!!! Он пользовался репутацией прекрасного шутника, фехтовальщика и дворянина.




Немного о замке Монсоро. Сегодня он возвышается в некотором отдалении от берега Луары. В XV веке, в момент постройки замка, один из его фасадов выходил прямо к реке, и только в 1820 году был обустроен берег. Строительством замка занимался Жан де Шамб - один из приближенных Карла VII, который хотел таким образом контролировать различные дороги, пересекающие местность, в том числе и путь, проделываемый паломниками, отправлявшимися в аббатство Фонтевро.



Персонаж, наиболее прославивший замок - Шарль де Шамб, потомок Жана и тогдашний владелец Монсоро. Именно его историю, историю его жены Франсуазы (не Дианы, как в романе), закрутившей интрижку с сеньором де Бюсси д'Амбуаз изложил и обессмертил спустя три века после описываемых событий Александр Дюма-отец в своем романе "Графиня де Монсоро".


Ну и раз уж мы говорим о событиях, упомянутых в фильме, то вот еще:



В действительности эту даму звали Франсуаза де Маридор, родилась она в 1555-ом году. В 1573-ем году она вышла замуж за Жана де Косме, однако уже в 1574-ом году овдовела, а в 1575-ом году вышла замуж вторично, за Шарле де Шамбе, графа де Монсоро. (Последний, кстати, был вовсе не стариком, родившись в 1549-ом году, он приходился ровесником Бюсси!) Ну и кончено, нельзя не упомянуть о том, что прекрасная графиня была одной из придворных дам Екатерины Медичи, того самого «Летучего эскадрона», так что на ее юную, неопытную и беззащитную девушку она никак не тянула.


4fb659cc02d052f91da1d6f6195.jpg


А вот что пишет блогер jkomis по нашей теме:

В четвертом томе книги «История соединенных Нидерландов» Дж. Л. Мотли, все тома которой любзнательный читатель найдет на моей виртуальной книжной полке, я встретил старого знакомого, памятного читателям книг А. Дюма «Графиня Монсоро» и «Сорок пять» и Г. Манна «Зрелые годы короля Генриха IV»: шута Шико. Вот что там рассказывается. В ходе кампании 1592 г., когда Генрих IV отвоевывал Руан у сторонников Католической лиги, произошел такой эпизод:

«Генрих преследовал их [т.е. лигистов] по пятам во главе своей кавалерии, и нередко случались оживленные стычки. С военной точки зрения они не имели значения, но одна из них имела характер одновременно комический и патетический. Случилось так, что в одном из особенно горячих дел граф Шалиньи схватился один на один с весьма ловким фехтовальщиком, которому удалось, нанеся и получив немало сильных ударов, обезоружить графа и взять его в плен. (Уж так повернулось военное счастье, несколькими днями ранее такова могла бы быть судьба самого Генриха.) Но плен стал нестерпимым для Шалиньи, когда он обнаружил, что рыцарь, которому он сдался, был не кто иной, как королевский шут!
Что он, один из вожаков Святой Лиги, потомок длинной череды предков блистательного Лотарингского дома, брат великого герцога Меркёра, стал пленником гугенотского шута, было самой колючей из всех шуток, сыгранных с тех пор, как шуты вошли в моду.
Знаменитый Шико, который одинаково любил сражения и дерзкие шутки и был таким же лихим наездником, как и его господин, показал в этом бою, что колпак с бубенцами может венчать не меньше великодушия, чем короны знати. Опасно раненый в схватке, завершившейся его победой, он, тем не менее, великодушно подарил графу свободу без выкупа. Гордый лотарингец вернулся к своим лигистам, а бедный шут умер от своих ран.»

Кстати сказать, несколькими страницами ниже встретилась и фамилия Монсоро. Рене, сестра Бюсси д'Амбуаза, убитого графом Монсоро, была женой некоего Баланьи. Это был авантюрист, незаконный сын Монлюка, епископа Валанса, племянник заслуженного маршала Монлюка. Он, как пишет Мотли, владел полунезависимым городом Камбре, побывал по очереди роялистом, сторонником Гизов, сторонником Голландской республики, а в 1595 г. был принцем Камбре по милости Генриха IV. Рене обещала отдать свою руку тому, кто отомстит за смерть ее брата. Баланьи пообещал ей это, но не похоже, чтобы он когда-нибудь пытался исполнить это обещание. Испанцы осадили Камбре и принудили город капитулировать, но Рене, отказавшись от пищи, умерла раньше, не желая сдаться и перейти из положения независимой принцессы на положение испанского вассала. Перед тем она проявила немало героизма, воодушевляя гарнизон и горожан при отражении штурмов. Баланьи с их одиннадцатилетним сыном, другие знатные люди и остатки гарнизона покинули город согласно условиям капитуляции. Дело было в 1595 году.

Но вернемся к Шико. Дюма сообщает нам, что он был гасконцем, тощего сложения, прекрасным фехтовальщиком. Генрих III, узнав о мнимой смерти Шико, говорит: «...он был не только преданным моим другом, но и дворянином довольно хорошего происхождения, хотя сам не ведал своей родословной дальше прапрадеда.» В другом месте называется его крестное имя: Себастьен. Упоминается, что у него было земельное владение. Когда Генрих III собирается дать ему поручение, Шико говорит: «То немногое, что я имею, получено по наследству. Я - человек бедный и незаметный. Сделай меня герцогом и пэром, преврати в маркизат мою землицу Шикотери, пожалуй мне пятьсот тысяч экю, и тогда мы поговорим о поручениях.»

Насколько все это близко к действительности?

Первое появление Шико в «Зрелых годах короля Генриха IV» сопровождается примечанием редакции:

«Шико — Антуан д’Англерей, прозванный Шико, гасконский дворянин, придворный шут
при королях Генрихе III и Генрихе IV. »

Мой брат нашел для меня два упоминания о Шико:

1) В книге Станислава Гжыбовского «Генрих Валуа» (Stanisław Grzybowski, «Henryk Walezy») :
«На самом деле звали его Jean-Antoine d'Anglerais. Был он солдатом, а потом служил при дворе.
За словом не лез в карман, отличался редкой наблюдательностью и большой смелостью.
Валуа не любил непрошеных критиков и советчиков, следуя в этом примеру Макиавелли, принимал
советы и критику только тогда, когда сам об этом просил. Шико, однако, позволялось всё.
Прежний служитель двора был возведен в шуты, а в 1584 году в дворянство. Король с ним почти не
расставался, Шико был верен ему в самые трудные минуты, как верен был и следующему
королю, когда острый язык ему снова пришлось сменить на шпагу.
Погиб солдатской смертью в 1591 году. »
Заметим, что год тут отличается от указанного Мотли.

2) В книге Пьера Шевалье “Генрих III” пер. с французского Е.Хохловой М., Терра, 1997, на стр. 558 — 559 Обинье говорит, что капитан Шико, фигурировавший в королевских счетах за 1585 год в качестве шута Его Величества, изображал сумасшедшего "когда хотел". Одно из его высказываний, переданное нам Р. де Люсенжем в декабре 1585 года, [sic! Если Люсенж что и передал в 1585 г., то не нам.] хорошо показывает, какую он имел власть над умом своего господина: "Ты самый несчастный человек в мире, я тоже. Ты — потому, что все твои подданные смеются над тобой, и, родившись великим королём, ты будешь самым незначительным королём Франции, так как, пока ты изображаешь из себя набожного монаха, скажут, что есть свой король в Шампани, в Лангедоке, в Гаскони, и наденут тебе на голову монашескую рясу [sic! Рясу — на голову?!]. Я же буду несчастным, потому что мне дадут пинком под зад." Действительно,Гиз был хозяином Шампани, Данвиль – Лангедока, Беарнец – Гаскони. Генрих III сумел оценить такие удивительные, но справедливые слова. Шико сделал карьеру благодаря своему уму[,] и в марте1584 король пожаловал ему дворянство, несмотря на оппозицию господина де Николэ.


В Интернете я нашел цитату из французского историка XIX в. Леона Марле (Léon Marlet) , из которой уяснил следующее:

Шико погиб в 1592. Настоящее его имя было Антуан Англере (Antoine Anglerays). В ноябре 1567 (напомню, что 29 сентября этого года началась Вторая религиозная война во Франции) маршал, позднее адмирал, де Вийар-Бранкас (Villars-Brancas) послал его к господину де Кастельно-Мовисьеру (Michel de Castelnau, sieur de la Mauvissière), чтобы он служил проводником при подкреплениях, пришедших из Фландрии (я полагаю, что это были испанские войска). Он занимал тогда должность ездового конюшен - «chevaucheur d'écurie». В документах за 1570 он значится заведующим королевским гардеробом - «porte-manteau du roi». Брантом пишет, хоть и не очень уверенно, что во время резни в ночь на св. Варфоломея, вместе со своим братом, капитаном Раймоном (Raymond) , он был среди убийц графа де Ла Рошфуко. Во всяком случае, он принял участие в походе на Ла Рошель и проявил при этом большую храбрость. В 1574 он был назначен лейтенантом в замке Его Величества Лош (Loches). Неизвестна точная дата назначения его шутом; в списках королевской дворни он появляется в 1580 г. Он был верный, преданный слуга. Юмор его был неотразим и довольно рискован. По свидетельству Обинье, он строил из себя шута, когда сам того хотел. Под маской добродушия и наивности он мог выразить тонкую насмешку и умел внушить здравые суждения. После убийства Генриха III он остался на службе Генриха IV и сопровождал его во всех кампаниях.

Конец его был героическим. При осаде Руана в марте 1592 он ранил и взял в плен графа Шалиньи, члена Лотарингского дома. По законам войны того времени ему причитался выкуп за этого пленника. Шико привел Шалиньи к королю. «Смотри», сказал шут королю, «что я тебе дам!» Граф, придя в ярость, нанес шуту удар по голове эфесом шпаги, от которого тот умер несколько дней спустя. В своем завещании, составленном в 1585, он выразил желание быть похороненым в церкви кордельеров в Лоше, но кордельерам пришлось удовольствоваться его портретом. По приказу короля его похоронили в церкви города Пон де л'Арш. Он был женат на Рене Баре (Renee Baret) из старой дворянской фамилии Турени, и у него было несколько детей.

Примерно так же описана смерть Шико в книге «История придворных шутов» Джона Дорана. Кроме того, там говорится, что раненый Шико делил кров с раненым гугенотом. Гугенот, чувствуя приближение конца, призвал священника. Священник явился, но отказался отпустить грехи еретику. Это возмутило Шико, который был католиком, но не фанатиком, и он принялся ругать священника, но был слишком слаб и вернулся в постель, чтобы уже не подняться. Таким образом, показание Брантома об участии Шико в резне Варфоломеевской ночи вряд ли заслуживает доверия.

Подводя итоги: Шико родился в 1540г., погиб в 1592 г. Мотли несколько приукрасил обстоятельства его гибели. Можно добавить, что после смерти Шико под его именем издавались сборники якобы его изречений и памфлеты:

Les paraboles de Cicquot, en forme d'aduis, sur l'estat du Roy de Nauarre

Au Roy mon bon maistre pour les affaires expresses de sa Majesté


источники
http://viva-referats.narod.ru/Shico.htm
http://jkomis.livejournal.com/8647.html
http://www.liveinternet.ru/community/2281209/post124108293/

-

А я вам могу назвать еще одного знаменитого шута - ШУТ БАЛАКИРЕВ, знаете такого? Вот еще кем был настоящий МЮНХАУЗЕН и такой, не менее известный персонаж, как Шарль де Бац де Кастельмор, он же д’Артаньян и "Миледи" из Трех Мушкетеров. Хотя тогда уже вспомним и КРАСНОГО КРДИНАЛА и графа КАЛИОСТРО


85 посетителей, 97 комментариев, 14 ссылок, за 24 часа