2015/06/20 13:38:25
В третий раз обращаюсь я к "айфонному" снимку Надежды Филаретовны фон Мекк..


взятому из ЖЗЛ-биографии Чайковского (А. Познанский, 2010 г.)..

оказавшемуся на поверку "ребятеночным", как, например, хоть и мелко, но прекрасно видно на хранящемся в фондах Центрального государственного архива кинофотофонодокументов СПб:

images.jpeg

А все потому, что нашел кое-что, как кажется проливающее свет на его происхождение..
Ну и еще на кое-какие, в связи с этим, драматические подробности из жизни семьи фон Мекк...

У Познанского фото датируется 1880-ми годами..
В фондах же архива диапазон и вовсе увеличен до "1870-1880-х", да еще добавлено, что "место съемки не установлено"..
Полная прострация..

Но вот в переписке Чайковского с фон Мекк наткнулся я на следующие строки..

В письме от 18 марта 1877 года, благодаря за присланную ей по ее просьбе фотокарточку Петра Ильича, Надежда Филаретовна пишет:

"Позвольте мне, Петр Ильич, послать Вам мою фотографию. Эта карточка дорога мне, во-первых, потому, что я на ней не одна, а во-вторых, потому, что она есть работа (как фотография) одной из моих дочерей, и, посылая ее Вам, я, конечно, не ожидаю сделать Вам этим удовольствие, а хочу только до некоторой степени выразить Вам то глубокое чувство, которое питаю к Вам, - тем более, что я знаю, что Вы способны понимать и чувство матери"..

и далее в постскриптуме:

"Мой товарищ по фотографии есть самая младшая пятилетняя моя девочка Людмила, или Милочка, как ее зовут в семействе, которую позвольте Вам отрекомендовать и просить полюбить. Она знает, что из царствующих особ я люблю баварского короля, и помнит его по Байрейту, куда он приезжал при нас. Сейчас она сделала мне вопрос, к кому я пишу, и на мой ответ, что я пишу Вам, потому что я Вас очень люблю, она спрашивает меня: “et pourquoi est-ce que tu n'ecris pas au Roi de Baviere?” [“а почему не пишешь ты баварскому королю?”]. Она по аналогии чувства пришла к этому вопросу. Я хочу Вас немножко познакомить с этим субъектиком"..

Конечно, если не иметь перед глазами эту "нашу" фотографию, можно подумать, что речь тут идет о неком парном снимке матери с дочерью.. Но меня-то, с этим снимком столько провозившимся, тут сразу как током ударило!

Во-первых, никакого подобного портретного снимка (матери с пятилетней дрчерью) мне лично, достаточно много изданий про Чайковского пересмотревшего, встречать не приходилось, а, во-вторых, сразу становилось понятно, почему именно эта фотография хранилась у Чайковского и выставлена теперь в экспозиции в Клину:



Да и "подкрашенность" ее тут может объясняться словами, что она есть работа (как фотография) одной из старших дочерей..

Это был первый снимок, по которому Чайковский (как известно, никогда с Надеждой Филаретовной за всю жизнь не встречавшийся) увидел наконец, с кем он вот уже четыре месяца переписывается.. И конечно же ей хотелось предстать в наиболее выгодном свете, а каждый заметит, насколько смягчаются черты ее лица на подкрашенной фотографии относительно оригинала..

Возникает, разумеется, и множество вопросов.. Почему на фотографии присутствует не сам ребенок, а его фотокарточка? Сделан ли этот снимок перед самой отсылкой его Петру Ильичу или раньше (Милочка фон Мекк родилась в 1872 году и, судя по возрасту младенца на маленькой фотографии, снята она была в 1873-74 годах, когда Надежде Филаретовне было, соответственно, 42-43 года).
Тут можно заниматься домыслами, конечно же, до бесконечности, но, возможно, именно такой ненарочитой символичностью Надежда Филаретовна хотела деликатно предстать перед Чайковским именно в образе прежде всего матери, своего рода Мадонны, а не навязывающейся любовницы.. Присутствие же на фото конкретного подросшего уже ребенка снижало бы символизм этой композициии..

Но присутствовал тут и еще один посыл, скрытый, тайный, не до конца возможно ясный и для самой Надежды Филаретовны, но показывающий всю степень ее стремления найти наконец душу родственную, всепонимающую, с которой она могла бы быть откровенной без остатка, как перед самой собой..

И посылала она боготворимому композитору не просто фотографию, а зашифрованную в ней мучающую ее совесть тайну..

Тут я предоставлю слово внучке Надежды Филаретовны - Галине Николаевне фон Мекк, той самой, которая родилась в результате скрещения родов фон Мекк и Чайковских; второй бабушкой ее была любимая сестра Петра Ильича, мать любимца его Боба, хозяйка Каменки - Александра Ильинична Давыдова..

Галина фон Мекк оставила потрясающие мемуары, и судьба ее достойна отдельного рассказа, но сейчас о ее рассказе там о Надежде фон Мекк..

"..Чтобы понять более поздние события, не следует забывать, что моя бабушка вышла замуж, когда ей едва исполнилось 17 лет, и я очень сомневаюсь в ее чувствах к человеку, которого она приняла. Она дважды отказывала ему и, конечно, не питала страстной любви, которая приходит в более зрелом возрасте. Она любила его, была ему более чем хорошей женой и родила много детей. Всего у нее было восемнадцать родов. Ее амбиции были направлены в его сторону, не в свою, и это так. Но какой-то уголок ею существа не был разбужен или к нему вообще не было прикосновения. Возможно, она и не знала, что он существует. Однако этот уголок существовал.

Она была богата, уважаема, дети выросли, некоторые из них уже вступили в брак, ее муж находился на вершине своей репутации, и вряд ли она осознавала возможность урагана, который перевернул ее жизнь..

Такой шторм ворвался в жизнь Надежды фон Мекк. Когда ей было сорок лет, она познакомилась с человеком, который был моложе ее на несколько лет (Александр Иолшин, инженер путей сообщения). Что случилось, я знаю весьма туманно, но могу себе представить. Он был под большим впечатлением от изумительной женщины, которая привлекала его, ее также потянуло красивому и приятному человеку. Страсть понеслась над ними как гроза, которая внезапно начинается и так же внезапно проходит.. Моя бабушка прекратила это, но не без последствий. Родилась темнокожая любимая Милочка. Но это, увы, еще не было концом. Надежда Филаретовна не открылось мужу. Почему? Кто знает?..

У меня есть фотография семьи Мекк, снятая в Браилове, которая тревожит меня всякий раз, когда я на нее смотрю. Мой дед, патриарх, сидит в середине, спокойный и удовлетворенный, хотя его лицо усталое. Его окружают дочери, зятья и сыновья, на лицах которых довольное выражение. Моя бабушка сидит спиной к мужу (ее возлюбленный тоже присутствует), ее руки крепко обнимают Милочку, самую младшую и незаконнорожденную.

Четыре года мой дед не знал ничего. Может быть, из-за того, что у него было не очень здоровое сердце, и бабушка опасалась шока, если бы она ему призналась. И вот 24 января 1876 года мой дед ночным поездом выехал по делам в Петербург, как он это делал почти каждую неделю. Обычно он останавливался в доме своей дочери графини Александры Беннигсен. На следующий день вечером во время мирного послеобеденного разговора моя тетя Саша сообщила деду, что младшая дочь не его ребенок. Ошеломленный и сильно расстроеный он удалился в свою комнату и через несколько часов, утром 26 января, скончался от сердечного приступа.

Ну а что произошло с любовником бабушки? Он я ее не забыл. В течение всей его жизни моя бабушка оставалась для него женщиной, которую он боготворил. Он женился на ее старшей дочери Елизавете, тихой и доброй девушке, у них родилась единственная дочь.."



Вот эта фотография, о которой говорила тут Галина фон Мекк:


Семья фон Мекк, 1875 г. В первом ряду: София, Александр, Михаил, Максимилиан; во втором ряду: Юлия, Людмила (Милочка), Надежда Филаретовна, Владимир, Александра; в третьем ряду: Александр Иолшин, Карл Федорович, Елизавета, Павел Беннигсен; в последнем ряду: Александр Фларовский, Николай.

Николай - это будущий муж Анны Львовны Давыдовой (племянницы Чайковского) и отец Галины фон Мекк..

Александр Фларовский - брат Надежды Филаретовны, чей сын Владимир женился впоследствии на той самой единственной дочери Александра Иолшина и Елизаветы фон Мекк..

Милочка же вышла замуж за Ширинского-Шихматова и прожила до 1946 года..


Остается загадка только варианта фотографии "с айфоном"..
То ли это инициатива авторов издания той книги из ЖЗЛ (кстати, не мешало бы заглянуть в саму книгу; не закрасился ли тут портретик на этапе оцифровки?).., а может быть она из архива кого либо из членов семьи фон Мекк, ненавидевших всю эту трагичную историю? Той же Александры, например?..

Но, в любом случае, не будь этого варианта фотографии, я бы вряд ли обратил на нее особое внимание, и не вскрылись бы для меня столь выпукло эти драматичные страницы жизни..
29 посетителей, 30 комментариев, 38 ссылок, за 24 часа