2012/03/18 18:07:16

На месте дома Феоктистовых на Большой Ордынке, 42 построен корпус огромного здания, будущего ресторана, значительно превосходящий по объему и высоте деревянный флигелек, снесенный в «Ночь длинных ковшей», с 18 на 19 июня 2011 года .
Он не был памятником архитектуры. Его сломали, как только закончился месячный мораторий на сносы домов старой Москвы, объявленный городскими властями после скандальной истории с домом Кольбе на Большой Якиманке.

Тогда мэр озвучил новый принцип градостроительной политики: сколько квадратных метров снесешь, столько и построишь. Это должно было стать противоядием: вроде как ломать старую Москву больше невыгодно.
Все дружно заговорили о "градостроительной революции" Сергея Собянина. И вот не прошло и года - на Большой Ордынке вырос первенец "новой градостроительной политики". Найдите, как говорится, десять отличий… или хотя бы одно сходство.
Печальная история дома Феоктистовых напоминает, что обещать – не значит…не только жениться, а вообще – ничего не значит.
Несмотря на объявленный в прошлом мае мораторий, ООО «Редан Стайл» начинает ломать дом 6 мая 2011 года. Активисты «Архнадзора» останавливают работы, ОАТИ отзывает ордер.
Однако в «Ночь длинных ковшей», с 18 на 19 июня, дом все-таки ломают. Одновременно с флигелем усадьбы Стрешневых-Шаховских. Проверка прежних согласований на снос не обнаружила никаких формальных нарушений.
Ну, а то, что новодел исказит исторический облик улицы, вид на соседние здания и церковь Иверской иконы Божьей матери – вроде как не заметили, сущность проекта никто не пересматривал. Хотя и стоит дом в объединенной охранной зоне, и возможна на его месте – только регенерация, но никак не новое строительство в несколько этажей. Снесенный дом Феоктистовых некогда был боковым флигелем городской усадьбы с симметричной композицией. Главный дом ее и другой флигель пока что сохраняются на Большой Ордынке. А дом 42 заменен новоделом, композиция усадьбы навсегда разрушена.
Обо всем этом "Архнадзор" еще весной 2011-го писал в Мосгорнаследие, надеясь предотвратить утрату. Да там и без нас все это прекрасно понимали, образованные же люди, в конце концов. Но июньской ночью от дома осталась лишь груда бревен.
Факты - упрямая вещь. И теперь о «новой градостроительной политике» и «революции» можно не только услышать, но и увидеть ее результаты – например, на Большой Ордынке, 42. Новый дом Феоктистовых – только первый подснежник, взошедший после «собянинской оттепели».
480 посетителей, 0 комментариев, 2 ссылки, за 24 часа