2015/07/13 10:29:12
После публикации размышлений Ханны Арендт над процессом Эйхмана, в Нью-Йорке разразилась буря в стакане воды: в частности, суровость осуждения философкой еврейских коллаборационистов и, в равной степени, этого гадкого Израиля, дало повод недоброжелателям Арендт говорить о полном отсуствии минимальной солидарности с евреями. Арендт отвечала на эти упреки следующим образом: “I have always regarded my Jewishness as one of the indisputable actual data of my life, and I have never had the wish to change or disclaim facts of this kind. There is such a thing as basic gratitude for everything that is as it is.” But you are quite right, she told him, in what you say about Ahabath Israel. “I have never in my life ‘loved’ any people or collective—neither the German people, nor the French, nor the American, nor the working class or anything of that sort. I indeed love ‘only’ my friends and the only kind of love I know of and believe in is the love of persons.”

"Я всегда полагала свое еврейство одним из неоспоримых фактов моей жизни, и никогда не хотела изменять или оспаривать такие факты. Есть такой вид благодарности за то что есть. Но я никогда не "любила" никакой народ или коллектив - ни немецкий народ, ни францзуский, ни американский, ни рабочий класс или еще что нибудь в таком духе. Действительно, я 'люблю' только своих друзей и единственный вид любви которая мне известна и в которую я верю это любовь между конкретными людьми".

Несмотря на философскую изощренность, предполагаемую за философками и философами, у бедняжки не хватило рефлексии заметить что изложенная ей позиция лишь красотой слога и благополучностью обстоятельств отличается от коллаборантского "умри ты сегодня, а я завтра".
17 посетителей, 29 комментариев, 6 ссылок, за 24 часа