2017/03/18 22:44:33


Пройдя сотни фарсангов с отрядом из тридцати тысяч человек, каждого из которых он знал в лицо, Искандер Зулькарнайн, в западном мире более известный как Александр Македонский, остановил своего коня на берегу лазурного Яксарта, как называлась на его языке Сырдарья. Спешившись и омыв сапоги в речной воде да глянув на неприветливый пустынный дальний берег, полководец счёл, что дальше дороги нет, за Яксартом лежит край Ойкумены, и немногочисленные города на той стороне не стоят соседства со скифами. Рассудив так, Александр заложил на последнем берегу город, которому дал красивое название Александрия-Эсхата, то есть Александрия Крайняя. И хотя среди учёных до сих пор нет единого мнения о её местоположении, к Александрии Крайней традиционно возводит свою родословную Худжанд, северная столица Таджикистана, об общем колорите которой на двух берегах Сырдарьи я рассказывал в прошлой части. Теперь же речь пойдёт о древностях Уструшаны, руинах "крепости Македонского", осколках русского Ходжента, худжандских махаллях, ленинабадских сталинках и последнем бое постсоветской гражданской войны.

Начнём прогулку от уже знакомого по прошлой части Старого моста бывшей улицы Ленина (ныне проспект Самани). Тогда мы стабильно сворачивали с него направо, а теперь свернём налево - ниже по течению с моста прекрасно виден квартал у подножья гостиницы "Ленинабад". Это ни что иное, как уездный Ходжент, его "гражданская русская" часть укладывалась буквально в один квартал, но мощная сталинка милиции скорее всего выросла на месте какого-нибудь уездного ведомства, а домик на набережной в заметках путешественника 19 века упоминается как почта. Набережная была благоустроена уже тогда - всё же не так много городов в Русском Туркестане стояли на больших реках:

2.


Ещё один домик можно найти во дворах за гостиницей:

3.


Вот так выглядела русская слободка в те времена. В переписях населения Туркестан представляется краем огромных городов, в том же Ходженте к началу ХХ века жило 30 тысяч человек - больше, чем например в губернских Чернигове или Вятке. Вот только европейцев на весь город было где-то полтысячи, включая гарнизон крепости, и жили они компактным обособленным кварталом в стороне от "туземных" махаллей:

3а.


Большинство их домов представляло собой те же саманные лачуги, не очень-то отличавшиеся от "туземских" снаружи, так что немудрено, что ныне облик этого квартала совершенно советский, а дворы, в которых можно найти остатки былого, образуют хитрый лабиринт.

4.


На его дальнем от Сырдарьи краю ближе к проспекту Самани - школа №1 имени Пушкина, куда ходили видимо ещё дети поселенцев:

5.


Но в её дворе - вот такой памятник, тронувший меня чуть ли не до слёз одним лишь тем, что поставлен в 2011 году. Разительный контраст что со странами Западного пояса с их перманентной декоммунизацией, переходящей в дерусификацию, что с Южным Таджикистаном, где от идеологически заряженных людей мне не раз доводилось слышать "вы для нас ничего не сделали!". Ленинабадские клан, как ни крути, был обязан России и СССР своим возвышением и потерял власть с их уходом, так что именно здесь подобный памятник, едва ли не единственная на все 14 постсоветских стран подобная благодарнось, весьма закономерен.

6.


А южнее квартала Ходжента - бульвар от проспекта Самани, примечательный помимо всяческих мелких и весьма симпатичных едаленок такими вот чудными скульптурами, поставленными в Ленинабаде ещё при Советах. И казалось бы при чём тут Капитолийская Волчица, ведь Римом Востока называли не Худжанд, а Самарканд... да только на самом деле к Капитолийской Волчице этот памятник не имеет никакого отношения.

7.


Хотя область, центром которой служит Худжанд, называется Согдийской, непосредственно Согдианой эти места не были никогда - между Сырдарьёй и Туркестанским хребтом лежала земля Уструшана, населённая народом, по языку и традициям близким к согдианцам, но всё же отличавшимся даже письменностью. Она оформилась как государство в 435 году, и состояла из 18 рустаков - феодальных округов, каждым из которых правил дихкан. Общий правитель же назывался афшин, и резиденцией его был город Бунджикат у дороги к Шахристанскому перевалу. В 1972 году археологи раскопали на его городище афшинский дворец, построенный в начале 8 века, и многочисленные находки оттуда разъехались по музеям. Самой известной из них оказалась фреска с волчицей, кормящей грудью двух детей, и как это сюжет попал на край Ойкумены да в те времена, когда руины Рима обживали варварские короли, учёные спорят до сих пор.

8. музей древностей в Душанбе.


Другие осколки Бунджиката, которыми наверняка навеяно и одноногое чудище-клумба:

8а.


9.


9а. Национальный музей в Душанбе.


И даже дева, чью скульптуру я поставил на заглавный кадр - героиня фресок того же Бунджикатского дворца. Она стоит перед театром Камола Худжанди, занимающего пожалуй самую стильную сталинку в Средней Азии:

10.


Первоначально это был театр имени Пушкина, открывшийся в 1948 году (тогда же видимо было закончено здание), но с распадом СССР его труппа перебазировалась в "атомабад" Чкаловск, заняв там скромное здание театра кукол, сюда же въехала существовавшая с 1932 года таджикская труппа. Более чем характерная для Средней Азии "рокировка":

11.


От театра к Сырдарье, ограничивая Ходжентский квартал с запада, тянется аллея фонтанов парка Камола Худжанди, разбитого в советское время на месте крепостной эспланады:

12.


По ту сторону которой лежат мрачные оплывшие валы Крепости Александра Македонского, как называли её русские жители Ходжента и Ленинабада:

13.


Главный вход когда-то выглядел так, и не знаю точно, где стояла эта арка:

14а. отсюда.


Новые главные ворота стоят напротив театра, и (в который раз!) да простят меня старожилы, но по-моему они красивее старых:

14.


Крепостные ворота - конечно же, новодел (1999), но на мой взгляд весьма эффектный:

15.


По сути дела это просто исторический музей в необычном здании, пристроенном к древнему валу:

16.


В парке Худжанди соседствуют пальмы и декоративная капуста:

17.


И как обычно бывает в Средней Азии по осени - не протолкнуться от свадеб. Голубя Мира из прошлой части здорово дополняют павлины с клумбами на хвостах:

18.


В исторический музей мы не пошли, сочтя, что я не увижу там ничего нового после душанбинских музеев. Но чуть глубже в парке, в одной из башен, находится ещё небольшой музей Худжанской крепости, куда я зашёл, увидев вывеску "смотровая площадка":

19.


Даже если Искандер заложил свою Александрию Крайнюю действительно здесь, история Худжанда начиналась не с неё и корнями уходит куда-то в эпоху Ахеменидов. Само местоположение, роль "затычки" от тучной Ферганской долины в месте наибольшего сближения Тянь-Шаня с Памиром, обязывало город не скучать. В 5-6 веках Худжанд под своим нынешним названием появляется в истории как восточный форпост Уструшаны, в последующие века не с первой попытки покорённой арабами: в 739 году уструшанский афшин лишь обязался платить им дань, но в 822 случился конфликт двух сыновей последнего афшина Кавуса, один из которых приняв ислам и имя Хайдар, взошёл на трон на арабских мечах. Позже Уструшана вошла в состав Саманидской империи и последний раз упоминается в документах под 895 годом. Бунджикат с той поры пришёл в упадок, а Худжанд продолжил стоять в узком месет Шёлкового пути, и например вот эта курильница доисламских времён - из его раскопок:

19а. Национальный музей в Душанбе


Затем Саманидов сменили Караханиды, Карахиндов - Хорезм. В апокалиптическом Монгольском нашествии Худжанд для Средней Азии был что для России Козельск - зимой 1219-20 годов под руководством местного правителя Тимура-Малика он три месяца держала осаду 25-тысячного войска, и хотя в итоге город пал, героизм его защитников стал таджикской легендой. После разорения Худжанд отстроился довольно быстро, и уже в 14-15 веках вновь был в числе важнейших городов Средней Азии, над которым продолжалась чехарда теперь уже тюркских династий - Тимуридов, Шейбанидов, Аштарханидов... Традиционно Худжанд входил в то же государство, что и Самарканд с Бухарой, и Бухарское ханство, а позже эмират, владело городом вплоть до прихода русских, лишь в 1802-44 годах хозяином "затычки от долины" становился молодой и агрессивный Коканд.

20.


20а.


Ну а русские, взяв Ходжент в 1866 году, увидели эту крепость такой, и более того - продолжили использовать её по назначению:

21а.


Кокандское ханство, как и Бухарский эмират, поначалу признало над собой протекторат России. Последнего хана Худояра такой расклад даже устраивал - русские не рубили голов, не насажадли христианства огнём и мечом и даже не требовали тяжкой дани, а напротив, под их властью можно было спокойно дожить старость. В Коканде Худояр воздвиг себе роскошный дворец, но его планы порушили собственные знать и духовенство: Ферганскую долину охватило восстание, и бежавшему в Ходжент Худояру оставалось лишь потребовать - "Россия, введи войска!", после чего на Коканд двинулся непобедимый Белый генерал Михаил Скобелев. Но хотя Кокандское ханство после подавления восстания было упразднено и заменилось на Ферганскую область, а Ходжент остался в глубоком тылу, "крепость Македонского" использовалась по назначению ещё не раз: в 1916 году именно с беспорядков в Ходженте началось Великое Туркестанское восстание, плавно перетёкшее в Гражданскую войну - в 1919 году басмачи полностью захватили Ходжентский уезд, и само собой, не могли не использовать вполне боеспособную крепость.

21.


На крепостную стену можно подняться, и с этой стороны хорошо видно, что она построена даже не по древнему валу, а как бы закрывая его от парка:

22.


Вид со стены на ворота, правее башни крыша театра:

23.


На углу у Сырдарьи - пугающе массивная цитадель, та самая Высокая крепость, которую Тимур Малик оборонрял от монголов. На её склонах сохранились и вполне аутентичные стены, хотя конечно не столь давних времён:

24.


Точно не знаю, когда и как они были разрушены - может быть, их раскатала советская артиллерия в боях с басмачами, а может быть сами расползлись от дождей и ветров, но в уездном Ходженте они ещё стояли:

24а.


Военные же ушли отсюда буквально несколько лет назад - царский гарнизон с его приземистыми казармами исправно заменился советской воинской частью, и это наверное было очень козырно - служить в Крепости Александра Македонского:

25.


Последний бой Худжандской крепости случился и вовсе в первых числах ноября 1998 года, когда в Худжанде объявился мятежный генерал, узбек Махмуд Худойбердыев, в гражданскую войну погнавший исламистов из Кургана-Тюбе, но отказавшийся подчиняться душанбинским властям. Курган-Тюбе оставался несколько лет своеобразной военной республикой, в 1997-м Худойбердыев захватил промышленный Турсунзаде в пригородах столицы, а затем был оттуда выбит и на несколько месяцев словно исчез, а позже как из ниоткуда появился в Северном Таджикистане. Вот как те события описал мне в личку заставший те события бывший житель Чкаловска:
Потом были выборы 1994-го года, были 2 кандидата - ленинабадский Абдуладжанов, который подал в отставку с поста премьер министра в знак протеста, как говорили, и кулябксий победитель Рахмонов, т.к. после войны югом правили кубики [местное оскорбительное прозвище кулябских], то на юге они обеспечили себе победу, а север проголосовал за Абдулоджанова, но он в общем проиграл.
Чтобы никто голову не смел поднять всё руководство силовых ведомств на севере было отдано кулябцам. (...) Абдулоджанов бежал из страны и был обьявлен в розыск. Потом его имя было связано с приходом Махмуда в ноябре 1998 года. Вообще Махмуд приходил лихо, похоже никто ничего не знал, по крайней мере люди как обычно пошли на работу. А я помню пошел на практику на автобусный завод, утром на проходной бледный директор всех отправил по домам, охране сказал, что если будут что-то требовать с оружием в руках, открывать ворота, пусть берут что хотят. Как мы потом узнали они лихо заехали на 3-х камазах из Узбекистана, взяли областное ОВД
[см. фото №2], Аэропорт (находится в Чкаловске), какие-то органы власти, (....), в Ленинабаде нейтрализовали часть в крепости. Сделали свои дела и уехали, раздав всем желающим оружие из взятых воинских частей, поэтому какой-то народ тоже присоединился, через какое-то время появилась армия с юга. Разграбила магазины, подербанила базарщиков, устоили срельбу из гранатометов на улицах города, обстреляли скорою помощь. По городу ездили пьяные менты и безобразничали. У нас в городе погибла женщина, у нее в доме стену пробила граната из гранатомета, был тяжело ранен врач скорой и погиб еще кто-то. Но все это злодеяния президентских кубиков. Махмудовцы сделав свои дела тихо растворились, какое-то время еще стреляли местные, которым раздали оружие, но очень быстро их всех переловили и впаяли срока лет по 15 за дурость. В общем в народе это самый Махмуд Худойбердыев остался героем-робингудом, негатива у местных Ленинабалцев к нему не было. - и это был едва ли не единственный эпизод, когда гражданская война из Южного Таджикистана дошла до Худжанда, и последний её значительный бой.
Царские казармы воинской части ещё стоят за зарастающим плацем, а за ними виднеется дальняя стена крепости:

26.


Обогнув крепость, мы вышли к берегу Сырдарьи:

27.


Небольшая колоннада на котором - своеобразный пантеон Северного Таджикистана. Слева направа за кадром Томирис (хотя не очень понятно, каким боком здесь эта царица массагетов, в бою с которой погиб Кир Великий), Деваштич (правитель Пенджикента, дольше всего боровшийся с арабами) и Авиценна (хотя он вообще-то из Бухары), а в кадре Абумахмуд Худжанди (великий астроном, или скорее конструктор астрономической техники 10 века), Махасти (поэтесса и танцовщица 12 века) и советский историк Бободжан Гафуров, по совместительству руководитель Таджикистана в 1946-58 годах, своеобразный "отец" ленинабадского клана.

28.


Впрочем, не помню, можно ли подойти к ротонде напрямую из парка - сама набережная представляет собой проезжую улицу за забором. Парк же имеет Г-образную форму, и в самой дальней от ворот его части находится отдельный мемориал видимо самого чтимого из уроженцев города - Камола Худжанди:

29.


Про этого поэта 14 века, который большую часть жизни провёл в Тебризе, учился в Самарканде и Ташкенте, томился в ордынском Сарае у Тохтамыша, но всюду при том оставался "худжанди" и подписывал так свои стихи, я рассказывал в прошлой части - маленький памятник ему с 1996 года стоит на проспекте Исмаила Самани. Камол умер в Тебризе, там же и похоронен, но в Средней Азии часто строят символические мавзолеи вдали от реальных могил:

30.


Внутри под стеклом то ли книга, то ли сундук с его "газелями" (так называется строфа в традиционной арабской поэзии). За порядком в ещё не обветшавшем мавзолее приглядывал ни то старшеклассник, ни то студент-превокурсник с наивно-воодушевлённым лицом, безупречно говоривший по-русски, и когда я спросил у него историю мавзолея, он торжественно произнёс: "Этот мавзолей построен в 2014 году по указу, - глубоко вдохнув, - Нашего Уважаемого Президента Эмомали Рахмоновича Рахмона!". И сдаётся мне, что смотритель вряд ли прислан из Куляба - просто он родился после всех тех событий. Но пафос пафосом, а построено действительно красиво, всё-таки людей с художественным вкусом в Худжанде хватает и сейчас:

31.


За ротондой - дом-музей Камола Худжанди, само собой реплика, поэтому за ворота его я не пошёл:

32.


Отсюда было бы очень удобно выйти прямо в махалли по ту сторону крепости, но нет - у парка всего один вход. Из-за забора у дома Камола торчит странный сетчатый купол, словно недостроенная домовая мечеть:

33


Выйдя из парка, мы не стали возвращаться на проспект Самани, а направились дальше за крепость, стены которой с этой стороны полностью облеплены домами:

34.


Но именно на той стороне в переулке стоит маленькая и довольно неказистая церковь Марии Магдалины (2008-10), одна из 6 на весь Таджикистан. Другие пять - в Чкаловске, Душанбе, Курган-Тюбе, Турсунзаде и одном из российских гарнизонов - я видел все, кроме последних двух, и эта - последняя.

35.


Она построена на месте ещё крепостного храма (1873-77), сгоревшего в 2005 году:

36а.


И на момент пожара это была старейшая русская церковь во всей Средней Азии, не считая разве что заброшенной Камалонской часовни в Ташкенте. Собственно, это был единственный сохранившийся до конца ХХ века туркестанский храм "первого поколения", и ведь судя по фотографиям, сделанным сразу после пожара, церковь была вполне восстановима. Возможно, затеяв реконструкцию со сносом, местные русские хотели показать "мы ещё живы!", но уничтожили таким образом уникальный памятник своей истории. А может просто за несколько лет от пожара до строительства нового храма старые стены пришли в невосстановимое состояние:

36б. фото "Информационного агентства Фергана".


Дальше начинаются махалли, но скажем прямо, в Худжанде они не впечатляют - слишком чистые и упорядоченные. Если городу в целом отсутствие "азиатчины" в плюс, то исконно азиатские районы от этой благоустроенности теряют немалую часть своего обаяния:

37.


Хотя всё в наличии - и узкие переулки:

38.


И резные двери:

39.


И подзаросший хауз:

40.


И мечети, похожие на дома, и кладбища, похожие на дворики:

41.


И конечно же озадаченные взгляды прохожих:

42.


Но Худжанд - столь цивилизованный город, что даже в махаллях нам не орали "хэллоу!". Зато вот эти две женщины, увидев Олю, обрадовались ей словно старые знакомые:

43.


Они только что вернулись с Юга, и впервые в жизни нас увидев, одарили гостинцем:

44.


Это не бусы, а ягоды, похожие вкусом и консистенцией на перезрелые яблоки:

45.


За махаллями мы вышли к сырдарьинской старице:

46.


А там поймали маршрутку да поехали на Панчшанбе-базар по кварталам южнее махаллей и театра, где попадались порой весьма колоритные сталинки, строившиеся наверное в 1940-х годах, когда Ленинабад попал в оборот "ядерного проекта":

47.


47а.


В следующей части - о Панчшанбе-базаре и советских районах Ленинабада.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Западная Фергана (Канибадам, Исфара, Чорку, Ворух) - посты будут в серии о Ферганской долине
Согдийская область. Октябрь.
Худжанд. Сырдарья.
Худжанд. Центр.
Худжанд. Пачшанбе.
Пригороды Худжанда. Чкаловск (Бустан).
Пригороды Худжанда. Арбоб и Гафуров.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Базар и священные рощи.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Старый город.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Новый город и виды с холмов.
Шахристанский перевал и долина Зерафшана.
Пенджикент. Кайнар.
Пенджикент. Город.
Окрестности Пенджикента. Панджруд и Саразм.
Согдийская область. Август.
Анзобский перевал и Айни.
Озеро Искандеркуль.
Ягнобская долина. Дорога.
Ягнобская долина. Затерянная Согдиана.
Каратегин и Памир - посты будут.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.
48 посетителей, 48 комментариев, 100 ссылок, за 24 часа