2017/03/17 20:26:48
(антисвяточный рассказ, фамильный анекдот,  комментируя у френдессы вспомнилось)

Мой папенька, происхождением из крестьян старообрядцев, был в начале 60-х красавец студент-медик, отличник и спортсмен. Тяжелая атлетика. Перспективный был, призер областных чего-то там. Впрочем, он вовремя бросил.

С жилплощадью в областном центре уже тогда тогда ещё было туго, папа снимал угол нито чулан в частном секторе без удобств у сердитой бабки. Бабка ложилась спать с курами (т.е. сразу после наступления темноты, телевизора же тогда ещё не было), а папа возвращался гораздо позже, из библиотеки, с тренировок, и вообще. Не вздувая огня (бабка обижалась на лишние обороты счетчика) и стараясь не зашелохнуть, ни прогреметь, он принимал ванну на кухне. По соглашению с бабкой нарочно заранее устраивал себе горячую воду на печке в ведерном таком бачке.

Вот он в один такой прекрасный вечер вернулся с тренировки, бачок свой снял с плиты на пол и блаженно засунул в него свои усталые тяжелоатлетические ноги, шевеля пальцами и отыскивая дно.

На дне же, сюрприз! кто-то уже лежал. Кто-то теплый и скользкий.

Дело в том, что бабка в этот день варила себе бульон из индейки. На Рождество. Нарочно купила индейку, мож, всю пенсию за нее отдала. Ведерный водогрейный бак был единственным реципиентом в доме, куда птица помещалась полностью, и бабка его реквизировала. Думала – сварю, мол, а когда жилец вернется, успею выбежать и предупредить. Слегка прилягу, а как только он дверью хлопнет, тут и выбегу.

И прилегла. Совершив тем самым роковую ошибку. Выбежать-то она выбежала, но только тогда, когда папенька, наступив на дне бачка на теплое неизвестное существо, вздрогнул, вскочил на ноги и уронил табурет, на котором сидел.

 Тут она и выбежала, и застала всю эту картину маслом.

Надо полагать, весь околоток слышал, как она оплакивала индейку, сделавшуюся некошерной от контакта с тяжелоатлетическими ногами после тренировки. А папенька стоял на дне бачка обеими ногами, как античное изваяние, не решаясь ни выйти из него, ни вновь сесть на табурет. Торжественность минуты и непрерывность трагического монолога не позволяли. Бабкин кот зато, с остановившимися от счастья глазами, стоя в бульоне по щиколотки, работал языком как вентилятор. Бесчувственное животное.

Само собой, бабка уже не могла более видеть в своем доме анафему стюдента, причинившего ей такое разорение и моральный ущерб. Геть, зараз геть! Не «утром», а зараз!  Ось твои бебехи, и забирайся з хаты! Ой лишенько, моя індичка!

Вобщем, папе пришлось выйти на мороз в чем был. И ночевать у приятеля. Приятель, открыв ему дверь в полночь, был, конечно, неприятно удивлен, и родители его тоже надулись было. Но когда папенька рассказал, как он стал жертвой индейки, и предъявил свои ноги с приставшим лавровым листком, они от всего сердца оценили ситуацию, поднесли герою стопочку и уложили его, предварительно отмытого, на раскладушке, и вообще не дали помереть.

Вскоре он получил диплом и женился.

Как сложилась дальнейшая судьба бабки, я не знаю.
84 посетителя, 96 комментариев, 100 ссылок, за 24 часа