2015/02/22 01:37:42
Когда я говорю, что режим, существующий сейчас в России, вернее всего было бы назвать «фашизмом» - многие люди возмущаются.

«Да ладно, не сгущайте краски! Фашизм – это эсэсовские каратели, сожжённые деревни, повешенные комсомолки с табличкой «Она убивала немецких солдат». И, конечно, свастика. Главное – свастика. А у нас те, кто носят свастику, всё же маргиналы. Они даже преследуются властями и садятся в тюрьму. Какой же это фашизм?»



Ну, насчёт эсэсовских карателей и творимых ими зверств – да, они это делали. На оккупированных территориях. Но было бы странно, если б они это делали в Германии. Поэтому, тот факт, что российские войска (пока) не жгут российские деревни и не вешают российских комсомолок – ещё не доказывает, что в России нет фашизма.
Тем более – ничего не доказывают символы. Они, знаете ли, выражают лишь то, что люди хотят выразить. И свастика в Германии – это одно (после наци), а в Индии – совсем другое. И то, что в Индии её на каждом углу – естественно, не значит, что там все фашисты. Как и то, что на башнях Кремля красуются рубиновые звёзды, а не свастики – вовсе не значит, что в России никак не может быть фашизма по факту. И того, что в России по-прежнему Советская Власть – они тоже, впрочем, не означают.

Говоря же именно о фашизме, следует для начала разобраться, что это вообще такое.
В широком смысле – это универсальное ругательство, которое могут, по случаю, использовать все против всех.
Родители не пускают подростка на пьянку? Фашисты!
Директор урезал премию? Фашист!
Менты отобрали права за езду боком в пьяном виде по встречке? Однозначно фашисты!

Ну а уж в политике я вообще не представляю ситуации, где бы кто-то не имел возможности обозвать своего сопереника «фашистом».

И есть вполне конкретное значение слова «фашизм» именно как политологического термина.
Есть разные его определения в разных словарях, но я бы рекомендовал сразу бросать в топку те из них, которые начинаются со слов «крайне правое…».
Потому что крайне правые – это либертарианцы.

Вообще, имеется изрядный сумбур в этих понятиях, «правый» и «левый». Который на самом деле легко устранить, задав один вопрос. А именно: «Будь вы президентом, какие бы вы меры предприняли, чтобы все граждане были счастливы и благополучны?»

Ответы могут варьировать от «отобрать и поделить» до «повысить социальную ответственность бизнеса», от «вырезать всех жыдов (тутси, хуту, чукчей), которые мешают нам жить своим злонравием» до «защищать интересы титульной нации», от «осушить все болота и засеять» до «залить все луга и превратить их в рисовые чеки».

Но всё это – левый дискурс. Который подразумевает, что должно быть правительство, имеющее достаточные полномочия, чтобы принимать меры для поголовного осчастливливания и облагополучивания своих подданных, и это является его целью.

Правый дискурс (в идеальном виде) – он принципиально другой.
«Видите ли, я просто не ставлю перед собой такой задачи, сделать всех счастливыми и благополучными. Да какого чёрта? Возможно, не все этого достойны. И я не имею морального права отбирать у достойных, или чего-то навязывать им, злоупотребляя своими полномочиями, чтобы осчастливить недостойных. Что я могу сделать – способствовать созданию таких условий, чтобы люди, делая что-то полезное для других людей, получали от них добровольное вознаграждение, могли раскрыть свои таланты и преуспевать, повышать свой социальный статус. Но я не могу гарантировать всем счастье. Это вообще понятие относительное, если не брать в расчёт торчков после дозы. Я могу гарантировать – реализацию права на СТРЕМЛЕНИЕ к счастью. И – защиту от произвола, от злонамеренного обмана. А там уж – от самого человека зависит, добьётся он счастья и благополучия, или нет».

Но это, конечно, в идеальном виде правая концепция. Так-то, в условиях всеобщего равного избирательного права, и либертарианцы вынуждены, подавляя оскомину, рассказывать, как они «дадут кому-то удочку». На самом деле – с хрена бы задарма давать кому-то удочку? И за чей счёт? У правительства нет «собственных» денег. Всё, что оно может гарантировать – что не позволит кому-то по беспределу отбирать у тебя улов, и ровно за это ты платишь ему налоги. И они, налоги, не могут идти ни на какие другие цели. Типа, «ночной сторож» (по Локку).

Ну и возникает резонный вопрос: каким образом могут быть «правыми» фашисты, нацисты и любого рода их идейные последователи?

Они-то уж точно сторонники сильного государства, которое обустраивает «общее благо», очень активно вмешиваясь в частные дела людей далеко за пределами их защиты от произвола и мошенничества. То есть, они – леваки имманентные, по своему образу мышления, а что они называют себя «правыми» и даже «крайне правыми» - так мало ли, кто себя как называет?

Вон, сейчас и Кремлёвские, намеренно и последовательно разжегшие самую идиотскую войну в истории – называют себя «миротворцами». А уж леваки – всю дорогу брали себе чужие бренды, когда оказывался скомпрометирован их действиями тот, под которым они выступали раньше. Поэтому сейчас в Штатах люди, которые называют себя «либералами» - на самом деле социалисты (вернее, скомпрометировав и этот бренд, в новейшее время они называют себя «прогрессисты»).

Смотреть нужно в суть вещей, а не на то, как кто себя называет. И если смотреть в суть, то и немецкие нацисты, и итальянские фашисты – конечно, они левые.

Но, правда, не до такой степени левые, как советские большевики. На чём, собственно, и сыграли, на чём и пришли ко власти.

Когда те же словарные статьи про фашизм приписывают ему, как признак, «антикоммунистическую» направленность – тут не врут. Потому что, естественно, любой нормальный человек, столкнувшийся с теорией и практикой государственного, принудительно навязываемого коммунизма – будет настроен «антикоммунистически» (так же, как «антитараканно» по отношению к своей квартире, «антикрысино» по отношению к своему подвалу, «антигопотски» по отношению к своему району).

Такая ситуация и сложилась в Европе после победы большевиков в России. Люди (включая и многих социалистов) посмотрели на достижения молодой советской республики, и сказали: «Ой!»

То есть, понятно, что если судить по фильму «Неуловимые мстители», то там всё очень романтично и мило, особенно, для революционного голоштаного юношества, получившего возможность оттянуться и повысить свой социальный статус, постреливая во всяких бандитов (которые тоже оттягивались, как могли) и беляков.

Но вот люди консервативных взглядов (типа того, что хочу иметь дом и встретить в нём старость) – они были не в восторге от того, что им сообщали пресса и эмигранты из России.

Ну как-то это не всем может понравиться: разгул беспредельного насилья, продразвёрстки, голод в Поволжье, массовые расстрелы буржуинов и всякой прочей контры в подвалах ЧК, выдавливание недобитков из страны, полный коллапс Цивилизации.

И в буржуазных кругах действительно появился запрос на ребят, которые могли бы прижать к ногтю тех, кто мечтал устроить такой же «праздник жизни» в их странах.

«Тут мы, это, немножко даже готовы поступиться всякими парламентскими вольностями, и мы закроем глаза, если найдутся решительные ребята, которые немножко даже «превысят» закон, истребляя красножопых дегенеративных ублюдков, пока они не устроили нам здесь такой же пиздец, как в России».

И вот в разных странах бывало по-разному, а в Италии нарисовался Бенито Муссолини. Собственно, он и раньше был известной фигурой (социалист, естественно), но – он провозгласил себя разумным социалистом. Который не имеет ничего общего с этим большевистским адом в России, а предлагает гораздо более привлекательную концепцию.

Концепцию гармоничного, «корпоративного» государства, где бы все здравые силы объединились ради развития своей страны и избежания того лютого пиздеца, который устроили комми в России. Примирение и согласие. Сплочённость нации под руководством тех, кто может её спасти от сползания в хаос.

Эта концепция, собственно, и называлась «фашизм». Что вернее всего было бы перевести как «сплочённость», «союзность», «соборность». От ликторских фасций, связок прутьев, которые рассматривались не как репрессивный инструмент (розги), а как символ «в единстве – сила». Ну, помните эту байку про старика и его сыновей, как там по отдельности они прутики ломали, и как не могли переломить охапку? Я же всегда говорил, слыша эту байку, что «есть такая вещь, как топор».

И режим, который установился под диктатурой Муссолини – он не был, на самом деле, каким-то очень кровожадным, репрессивным, злобным. Вовсе нет.

Правоохранительные органы принимали к рассмотрению десятки тысяч доносов на «неблагонадёжный элемент», но лишь около пяти тысяч за всё правление Муссолини были осуждены (к тюремному заключению, в подавляющем большинстве случаев). И не факт, что безосновательно. Поскольку отмороженных анархистских и коммунистических террористов – в Италии оставалось предостаточно. А с такой публикой – никакой режим не церемонится особо (вспомнить Сакко и Ванцетти в те же годы в США).

Он, этот режим, был настолько мягкий, что даже снайпера, пойманного с винтовкой на позиции при подготовке покушения на Муссолини, всего лишь посадили в тюрьму, а не казнили (в Штатах тогдашних – скорее всего казнили бы). После Войны – вышел на свободу по амнистии.

Англичанку, реально стрелявшую в Муссолини из револьвера, и почти успешно (пуля оцарапала ему нос), предпочли признать невменяемой и выдать Великобритании.

Одному, правда, покушавшемуся не повезло: подросток, стрелявший по кортежу Муссолини, был забит насмерть толпой раньше, чем вмешалась полиция.

Почему он был забит? Да потому, что итальянцы искренне любили и даже боготворили Дуче. Они, в массе своей, были благодарны ему за то, что он принёс в их довольно сумбурную страну мир и порядок, благополучие и развитие.

И как им казалось, он вовсе при этом не ущемил их права и свободы. Он не заставлял их ходить строем со стеклянными глазами, как это виделось в соседней Германии, он не отбирал собственность на средства производства, не «раскулачивал», как это было в вовсе безумной Советской России.

Атмосферу тогдашней Италии – неплохо передаёт фильм Феллини «Амаркорд». Репрессии за инакомыслие – на уровне «выпей стакан касторки за нашего Дуче». Причём, не в полиции, а в какой-то местной партийной шаражке, от «нашистов» тамошних. Что больше похоже на развод на малолетней зоне. Который легко было бы парировать: «Вы мне предлагаете выпить за Дуче касторку? Это вы с чем его ровняете-то? С чем рядом ставите? Вы что, провокаторы? Я за Дуче – выпью только лучшее вино, которое ему под стать. И вместе с вами. Если вы не провокаторы и не скрытые предатели, которые осознанно вздумали марать имя нашего Дуче об касторку и её последствия!»

Ну а в целом – довольно весело и ненапряжно они жили, итальянцы при Муссолини. И молодёжь – горой за него была.

Да каждый волен был жить, в принципе, как ему хочется. Но – не лезть в политику, не пытаться составить оппозицию с целью сместить власть Дуче. Потому что он-то – лучше знает, как надо для Италии.

В этом есть плюсы, в этом есть минусы.
Плюс фашизма в том, что, примирив противоречия в обществе и консолидировав его, ты на время получаешь карт-бланш на реализацию каких-то проектов при максимальной поддержке.

Минус в том, что когда ты стоишь во главе консолидированного общества, чью политическую систему выстроил так, что никто не может посягнуть на твою власть, никто не может и мечтать даже о том, чтобы тебя подменить, - ты просто теряешь понимание того, где ты действуешь правильно, а где совершаешь ошибки.

Ибо не только-то оппозиции нет, которая могла бы указать тебе на ошибки, но и твоё окружение. Поскольку ты сам, инстинктивно, окружаешь себя такими людьми, которые целиком зависимы от тебя, которые по определению ниже тебя по всем качествам, среди которых не могут появиться какие-то харизматичные и толковые лидеры, способные тебя потеснить.

А значит, ты готов прощать некомпетентность своим клевретам в обмен на лояльность. Готов прощать им и коррупционность (и коррупция, как способ худо-бедно функционирования системы, в таких условиях ещё не самый хреновый вариант; скорее благо, что «идиотизм законов искупается необязательностью их исполнения»).

Ну а потом – либо эта система идёт вразнос по причине своей экономической неэффективности, либо, пытаясь это парировать, ты начинаешь кидать геополитические понты, и почти неизбежно ввязываешься в «маленькую победоносную» войну с такими силами, которые схарчат тебя живьём.

Конкретно – с презренными буржуазными плутократиями, которые такие слабые, у которых нет единства, нет сплочённости, нет силы духа, нет духовных скреп. Там каждый сам за себя и каждый себе на уме, и каждый глупый пингвин робко прячет тело жирное в утёсах.

Но вот когда эти робкие пингвины прячут свои жирные тела в утёсах Сицилии, готовя десантную операцию на собственно Италию, – ты понимаешь: что-то пошло не так. Может, не надо было, всё же, нападать на Францию вместе с другом Адольфом и кидать понты несусветные?

А через пару лет тебя расстреливают и подвешивают за ноги твои же итальянские партизаны (пусть и не без участия англичан, возможно). И – никаких массовых протестов против этого среди народа, ранее искренне боготворившего тебя. Типа, sic transit gloria mundi.

Желал бы я Путину такой же судьбы, как Муссолини? Нет. Это всё же варварство, расстреливать национального лидера и подвешивать его за ноги.

Насколько я отождествляю режим Путина с режимом Муссолини, который «фашизм» в чистом его понимании?

Ну как вам сказать?

Вот итальянцы при Муссолини производили первоклассные автомобили. Рекордные по скорости самолёты. Рекордно быстроходные и комфортабельные круизные лайнеры.

Они приложили огромные усилия к тому, чтобы развить своё сельское хозяйство – и оно прянуло ввысь. Там в рамках госпроектов были осушены болота, прорыты каналы, земли розданы фермерам и корпорациям, знай только производи продукт во славу Великой Италии и себе на радость.

Ну, какие-то общие черты есть у Путинского режима с тем, что был в Италии при Муссолини (не поминая уж политические).

В этом смысле можно говорить, что нынешний российский фашизм чем-то похож на «оригинал», итальянский фашизм.

Но всё-таки – «жалкая подделка». Карикатура.
Потому что Муссолини и его приверженцы – реально желали вывести Италию в число развитых стран и вывели, на какой-то момент и в какое-то время.

Наши Кремлёвские – тупо имитировали тот же алгоритм «мозгоимения», что использовал и Муссолини, просто чтобы разграбить страну, поживиться на её природной ренте (что у Италии не бог весть как богато было).

И наш режим, доживающий последние месяцы, - вряд ли будет назван «фашизмом» (это слишком лестно для него, и в этом смысле я сознаю неуместность аналогии). Скорее, он будет назван «проебизмом».

Но по многим политическим параллелям – да, он всё-таки похож на итальянский фашизм, хотя и выглядит гнусней.

Хотя и тому есть оправдание. Помню, в начале и середине нулевых общался с ребятами из Кремлёвских (но не с Путиным лично), и говорил им: "Парни, вы понимаете, что поиск единой национальной идеи, единой политической воли - это фашизм?"
Они отвечали: "Ну да. Коммунизмом Россия переболела - теперь фашизмом переболеть ей надо. А иначе - этот народ по-любому ничего не поймёт".

И, к слову, украинским друзьям: не обольщайтесь, будто бы это у вас это совершенно невозможно, фашизм. Да, украинцы - это будто бы "природные анархисты", но таковы же были и итальянцы в начале двадцатого века. А вот состоялся же фашизм у них.
У вас тоже есть риск того, что придёт какой-нибудь безусловно харизматичный парень и устроит своё вождистское правление (не Порошенко, конечно). Именно по этой причине - вам не спешат всерьёз помогать оружием те же Штаты. Они уж "наглотались пыли", когда помогали "борцам за свободу", а потом оружие оказывалось в руках отморозков.

И не надо этих сентенций про "экзистенциальное рабство русского народа", который, де, "лёг под фашистский режим".
Итальянский народ - уж куда как свободный был, темпераментный, пассионарный, но и он всею душой воспринял Муссолини с его теорией и практикой. Потому что обнаружить стратегические изъяны в концепции фашизма - это не по силам никакому электорату в массе своей. Тут нужен либо опыт, либо очень глубокий анализ. А так-то любой народ готов повестись на концепцию: "Мы вам сделаем хорошо в обмен на лояльность, только не мешайте нам делать вам хорошо".

90 посетителей, 5 комментариев, 38 ссылок, за 24 часа