2015/03/19 21:09:45
Друзья уговорили меня попробовать закинуть мою писанину на сайт "Сборник".
http://www.sbor-nik.ru/promo/sbor5721646983806976
Что-то типа "Кикстартера", но для писателей. А для меня - хороший стимул не забросить все на полдороги. Так что желающие могут проголосовать рублем. Кстати, там предусмотрены отдельные бонусы,в зависимости от размера пожертвования. Подробности опять таки по ссылке.
Ну и, до кучи, тут выложу кусок отрывка, который влез в ЖЖ ограничения. Остальное на "Сборнике".


Вольный флот.


Капитану было скучно. Он лежал на грубо окрашенных нарах «обезьянника», и наблюдал как окончательно одуревший от жары и безделья дежурный, через нос, лениво изучал устройство своего черепа.

- Ну что там у тебя?
- Ничего.
- Совсем пустая?
- Поговори мне еще тут… - дежурный вяло махнул в его сторону палкой, - Ты зачем человеку челюсть сломал?
- Он сам первый начал!
- Свидетели говорят, что ты его спровоцировал…
- Да не провоцировал я его – просто рожа у него была больно поганая, аж плюнуть хотелось. Ну я и плюнул. А он, ни с того, ни с сего, в драку полез. Псих!
- И не говори: нервный нынче народец пошел. А второму зачем нос разбил? Или он тоже сам?
- Конечно! Он нас разнимать пытался! За такое вообще надо было не то, что нос – голову разбить, так что я с ним еще по доброму!
- Ну а бармена то за что?
- Как это за что? Положено так: какая же это барная драка, если бармену не прилетело?
- Ну, теперь молись, чтоб они на тебя в суд не подали…
- Я им подам – выйду, ноги вырву.
- Ага. – зевнул дежурный, - Главное, чтоб без свидетелей, а то мне твою рожу пятый раз за месяц видеть уже задолбало…
- Ну так открой дверь и иди пописай – вернешься, меня здесь не будет.
- Ага, сейчас! А мне потом что начальству говорить: что ты сквозь прутья утек?

Начальство явилось через пол часа, в сопровождении пострадавших. Плюхнувшись за стол, начальник полиции вытер мокрое от пота лицо и придвинул к себе письменные принадлежности.

- Ну и жарища! А ты, голубчик, - обратился он к капитану, - на этот раз допрыгался. Сейчас мы на тебя дело будем заводить, о побоях. На большие деньги влетишь, и это если судья будет добрый, в чем я не уверен.
- Да я бы не торопился, на твоем месте бумагу марать. Сейчас мой помощник придет, и разрулим все в досудебном порядке.

Дверь хлопнула, и на пороге, благоухая алкоголем, нарисовался бодрый и веселый старпом.

- Адвокат прибыл – начинаем прения сторон! Разрешите, господа полицейские, я с пострадавшими пообщаюсь?
- Общайтесь. – милостиво разрешил начальник, - Сможете договориться – нам же меньше работы.

За неимением специальной комнаты, переговоры велись в углу, а стражи порядка сделали вид, что сильно заняты. Истцы, не по наслышке знавшие о репутации этой команды, напряглись.

- Господа, вы когда ни будь интересовались хиромантией? –  неожиданно спросил старпом и схватил одного из них за руку. - Это гадания по линиям на ладони. И у вас они очень плохие: вы проснетесь с головой в тумбочке.
- Это угроза?
- Нет – это судьба. Но все в твоих руках: думаю, ты знаешь, что нужно делать.

Проводив взглядом быстро передумавшего жалобщика, старпом повернулся к бармену:

- Я пасьянс раскладывал, так мне карты сказали сегодня ночью к тебе не ходить: у тебя там пожар будет. Интересно, правда или наврали?

Намек бармен понял и тоже поспешил удалиться. Старпом обратил свой взор на последнего страдальца.

- Тебе погадать?
- Не надо… - затравленно прошепелявил тот.
- Открывай ворота - Капитан, наблюдавший за переговорами, довольно заржал. - Все претензии урегулированы!-
- Между прочим, - недовольно буркнул начальник полиции, - угрожать потерпевшему, это тоже преступление. Скажи спасибо, что вашим перегаром весь участок провонял, поэтому мне не терпится вас отсюда вышвырнуть. Дежурный – открой клетку и гони их в шею. Шутники, вашу мать!

Капитан издевательски вежливо приподнял фуражку, прощаясь с полисменами и проследовал на выход, кивнув старпому следовать за ним.
На улице царила влажная духота.

- Слушай. А не зайти ли нам в кабак?
- В который? - старпом достал из пачки папиросу, размял ее в пальцах и закурил, - Ты все бары в округе уже разнес. Я бы на твоем месте месяцок побухал на корабле, пока все не забудут, а то мало ли?
- Потравят?
- Нассут... Тем более, что у нас работа намечается.
- Груз нашел!!?
- Какой тут, нахер, груз? Тут банановый рай, и груз тут можно найти только на "банановоз". Но работка, вроде стоящая.
- Не томи. Выкладывай!
- Не - дело конфиденциальное, расскажу все на борту.

В порту царило полуденное затишье. Промаршировам мимо сгрудившихся в теньке грузчиков и кивком поприветствовав рыбаков на пирсе, Капитан подошел к покачивающемуся у причала кораблю, который представлял из себя старый как время тральщик, на носу которого гордо красовалось выведенное краской название - "Баклан".
Механик, в отсутствии офицеров предоставленный сам себе, занялся своим любимым делом - переборкой двигателя. Сидя на корме под тентом, в окружении каких то промасленных железок он вдохновенно потрошил одну из них на еще более мелкие фрагменты.

- Привет! Не скучал без нас?
- Нет, капитан, аза - двигател большой, работ совсем-воопше много.
- Ну, занимайся. А ты - выкладывай, что за работа.
- Не. Давай не на людях - дело секретное.
Старпом заговорщицки подмигнул и кивком предложил проследовать внутрь. Там он снял китель, лихим броском, через весь кубрик, закинул фуражку на вешалку и вылакал полграфина воды.
- В общем, дело такое: месяц назад, в островах, пошел на дно кораблик один. На груз всем плевать, но кроме груза, там ехало еще кое-что, что кое-кто хочет получить обратно, и готов, за это, платить.
Капитан хмуро поскреб щетину на подбородке: энтузиазма старпома он не разделял.

- Скока платят то?
- Пятьсот!
- Пятьсот чего? Попугаев? Капустных кочерыжек?
- Голдмарок!

От озвученной суммы у капитана приключился приступ паранойи, паники, и жадности, причем одновременно. Лицо его, в этот момент, видимо, выражало такую гамму чувств, что старпом, решивший еще раз приложиться к графину, чуть не захлебнулся.

- Я так понимаю, дело нелегальное, и небезопасное?
- Фигня!- Старпом решительно отмахнулся. - Нам, после той истории с контрабандой, бояться уже нечего, тем более что не знаю как у тебя, а у меня это безденежье уже вот где сидит.
- Ты ту контрабанду даже не вспоминай.- Капитан передернул плечами.- После нее, не то, что нам, нашим внукам в тех водах появляться не стоит. Да и, если вдуматься, облажались мы, тогда, с тобой по полной, везде, где смогли.
- Главное сейчас не облажаться. Поэтому действуем быстро и четко: водолазное снаряжение не пропили еще?
-Да вроде нет.
- Тогда берем провизии, выпить, для храбрости, кого ни будь из местных, в качестве водолаза, и двигаем на место.
- Хрен тебе, а не местного. В тот раз все и началось из-за того, что местных взяли. Придется самим выкручиваться. А вот по первым двум пунктам я согласен. Остается только вопрос - на какие шиши?

Старпом сделал торжественное лицо и выгрузил на стол россыпь золотых монет. В повисшей тишине, они раскатились с оглушительным грохотом. Капитан, заворожено любовался этой красотой. После чего, не отводя взгляда, достал трубку, набил ее и закурил.

- Аванс. – Пояснил, наконец, старпом.- Десять процентов. Здесь, правда, не вся сумма…
- Да я по выхлопу чую, что не вся. Давай - мухой на берег, заказывай харчей, причем нормальных, а не как в тот раз, и два, нет - три ящика на рыло. А я пока механику скажу, что бы он двигло назад скидал.

Старпом рванул, было, исполнять приказание, но капитан, внезапно, цапнул его за локоть и дернул к себе.

- Да, чуть не забыл: если хоть одна собака узнает, куда и зачем мы намылились… Ты меня знаешь - утоплю как щенка.… Все - свободен.

Провизию закупили в рекордно короткие сроки: узнав, что платят не ценящимися на вес бумаги исладорами, а вполне себе полновесным золотом, поставщик с помощниками изъявили желание не просто выкатить все самого лучшего качества, но и доставить все прям в трюм. С алкоголем все было еще проще: старпом уже давно протоптал дорожку куда надо, оставалось только послать гонца с запиской, и через пол часа пара крепких, рыжих детин уже подтаскивала заветные ящики к трапу. Правда возникли некоторые разногласия по поводу времени употребления: старпом предлагал отметить отплытие сразу, потом проспаться и двигать. Капитанe-же решительно не хотелось ворочать штурвалом с похмелья, поэтому он, на правах начальства постановил, что распивать будут завтра, когда выйдут в море, а сейчас по бутылочке и спать. Остальное, он запер под ключ в оружейке, ключ от оружейки спрятал в сейф, ключ от сейфа в рундук, а ключ от рундука вложил между страницами судового журнала, который убрал в стол и стол запер. Ключ от стола он положил под графин. Удовлетворенный многоуровневостью и изощренностью защиты, он с важным видом принялся обходить корабль, дабы убедиться, что все готово к сложной и рискованной миссии.

Готовность, конечно, была аховой: судно считалось потрепанным еще тогда, когда еще юный, румяный и зеленый как огурец капитан получал свои первые мореманские корочки.
Последний капремонт был примерно тогда же.
С другой стороны, морские боги были к нему явно благосклонны, потому что, несмотря на то, что по всем нормативам кораблик уже должен был превратиться в насквозь ржавое кружево, он все еще держался на воде, и даже весьма бодро по ней перемещался.
Посему, капитан решил не вмешиваться в дела богов, и ограничился тем, что выкинул с мостика пустую тару, повесил на законное место спасательный круг и снял неуставной гамак с мачты.
Старпом, огорченный объявленным до отплытия мораторием на спиртное, вспомнил, что он еще и судовой врач, и отпросился на берег под предлогом закупки медикаментов. Там он купил упаковку активированного угля, бинт и большую банку зеленки, после чего зашел в бар и там нарезался до зеленых слонов.
Капитан, приняв от двух сердобольных, бесчувственное тело и покупки, отволок его в каюту, и, в качестве мелкой мести, нарисовал ему на лбу зеленкой неприличное слово.

Утро началось весело: страпом, умываясь, обнаружил на лице следы капитанской мести, и решив, что это дело рук вчерашних собутыльников, порывался отомстить. Капитан, тихо злорадствовал, но допустить невинных жертв, среди мирного населения не мог. Поэтому он срочно отдал швартовы, и принялся выгребать из бухты, лавируя между стоящими на якорях сухогрузами и распугивая зычным матом рыбацкие лоханки.
Как только вокруг забрезжил морской простор, на мостик явилась делегация в лице злого, как сто чертей, старпома, и потребовала алкоголь, дабы утопить в нем свой праведный гнев.
И тут, капитан с ужасом понял, что он помнит вчерашнюю схему не во всех подробностях. Перерыв всю каюту, капитан обнаружил много, казалось бы, давно потерянных вещей, среди которых был капитанский патент, пуговица от кителя и пистолет. Но ключа среди них не оказалось. Обессилено рухнув в кресло, капитан отсутствующим взглядом обвел каюту.

- Ты чего ищешь? – осведомился, с интересом наблюдающий за поисками старпом, - Если ключ от оружейки, то забей: у меня-ж запасной есть.
- Да не - от стола ключ потерял.
- На кой тебе ключ от стола то?
- В столе - ключ от рундука…
- А в рундуке что?
- Что-что! Ключ от сейфа, в который я вчера ключ от оружейки положил.

Старпом мигнул двумя глазами, покрутил пальцем у виска и пошел вызволять спиртное…
Поскольку оставлять идущий полным ходом корабль без присмотра было нельзя, во всяком случае, надолго, пили прямо на мостике. Пышные пиршества, витиеватые тосты и прочие ритуалы оставили береговым крысам. Кружки опрокидывали с краткими «За здоровье», и «За удачу», и закусывали тушенкой, зачерпывая ее куском хлеба прямо из банки. Старпом рассказал пару свежих анекдотов, потом пошли морские байки:

- Так вот, - капитан понизил голос и сделал страшное лицо, - сам не видел, но люди говорят, что иногда, в туман или шторм, можно встретить в этих водах «Некроманта» - огромный тяжелый крейсер, который идет полным ходом без габаритных огней, не отвечая, ни на сигналы, ни на радиозапросы. Никто, из тех, кто его видел, не смог определить ни чей он постройки, ни кому принадлежит. На палубе никогда не видно экипажа, и в иллюминаторах свет не горит…
- Брехня! Только салаг пугать, - отмахнулся старпом. -  Какой дурак так корабль называть будет? Тем более крейсер! Сам знаешь: «Как назовешь - так и поплывешь». А с таким названием- прямой путь в могилу.
- Ниче не знаю! За что купил, за то и продал, – не стал спорить капитан. – Хотя, в море тайн много – и не такое можно встретить порой…
- Скажи свое веское… - старпом толкнул механика, который задумчиво разглядывал неработающий блок внутренней связи, прикидывая, то ли починить его, то ли вообще отодрать, а на его место присобачить полочку.
Механик подумал, почесал нос, и изрек многозначительное «Бываит…», после чего от него все отстали.

Утром, идя наливать опустевший за ночь графин, капитан нашел под ним ключ. Он смутно помнил, что зачем-то искал его вчера, но зачем?
На всякий случай он открыл стол. В столе лежала бутылка виски, карандаш и судовой журнал. Глубоко вздохнув, он глотнул вискаря, взял карандаш, пролистнул журнал, намереваясь его заполнить… и, обнаружил там ключ от рундука.
Заинтригованный капитан отложил журнал, открыл рундук и начал в нем копаться. Нашел там пару обойм от найденного вчера пистолета, и, решив, что они могут пригодиться, отложил их в сторону. Перерыв лежащую там одежду, выложил ее и начал сортировать то, что надо постирать, от того, что еще терпит. Из этого вороха выпал ключ от сейфа.
Покрутив его в руках, и окончательно не понимая, что происходит, он отпер сейф.
На нижней полке лежала еще одна бутылка, банка хорошего трубочного табаку, спрятанная тут от старпома, и стопка журналов, которые, видимо, должны были быть на судне, но давно уже не заполнявшиеся. На верхней полке лежали голдмарки, кортик, и ключ от оружейки.
Что-то смутное начало всплывать у него в мозгу. Взяв ключ, он пошел и отпер оружейку. Там стояли ящики со спиртным. В голове щелкнуло и картина полностью прояснилась. Грязно ругаясь, капитан вернулся в каюту, налил себе полный стакан вискаря и залпом выпил, после чего набил трубку, и, сидя в кресле, долго и мрачно о чем-то думал.

Старпом, тем временем, занимался приведением в порядок купленного, по случаю и, до сей поры, благополучно пылившегося в трюме водолазного оборудования.
Водолазная «Трехболтовка», была приобретена с рук и за копейки, и находилась в соответствующем состоянии. Зачем его покупали, тоже уже никто не помнил.
Ремонт воздушной помпы взял на себя механик. Старпом же, проверил костюм на герметичность, заклеил имеющиеся прорехи, нарезал из резинового коврика новые уплотнители, взамен сгнивших, и, зачем то, надраил медный шлем.
Главной проблемой стали шланги: старые были как решето и механик давно порезал их на какие то прокладки. Новый шланг нашелся у того же механика, но он вонял резиной, и дышать через него категорически не хотелось. Механик предложил их промыть и продуть - запах стал чуть менее противным, но все равно был омерзителен. Механик почесал голову, потом принес недопитую бутылку, вылил остатки в шланг и снова продул. Продегустировавший аромат старпом, с довольным видом сообщил, что пахнет точь в точь как ром из «Пьяной русалки»: сивухой и ацетоном, с легкими нотками карамели. Наконец, комплект соединили вместе. Сооружение получилось внушительное, однако, желания лезть в нем под воду, почему-то, не вызывало.
Капитан выбрал подходящую отмель для пробного погружения, и наконец встал главный вопрос: кто водолаз.

- Механика не пущу: мы такого хрен найдем, если что, – капитан сразу сузил круг кандидатов до двух.
- Тогда монетку кинем? – робко спросил старпом, который  начал что-то подозревать.
- А что толку ее кидать? – капитан торжествующе взял шлем и опустил себе на голову: шлем налез строго по макушку и дальше категорически не шел. – У меня кость широкая, а костюм маленький, так что остаешься только ты.

Ругаясь так, что с палубы вокруг начала облезать краска, старпом принялся облачаться.
Перед тем, как надеть шлем, он обвел всех ненавидящим взглядом, и пообещал, что если ему суждено отдать концы в этой душегубке, то он станет призраком, и будет преследовать подлых предателей, которых он по ошибке считал своими товарищами, до конца их дней.
Капитан со злорадным хохотком нахлобучил на него тяжелый медный шлем, старательно его закрутил, и, проверив воздушный шланг и сигнальный конец, отправил старпома погулять по дну.
Первый раз закончился очень быстро: новоиспеченный покоритель глубин забыл свинцовые боты-грузила, поэтому вместо погружения, принялся дрейфовать вокруг корабля как поплавок, перевернувшись тяжелым шлемом вниз, и распугивая воплями рыбу.
Его выловили, успокоили, налили, для храбрости, и снова упаковали в костюм.
Перед второй попыткой, снаряжение проверили гораздо тщательней, и старпом благополучно погулял по дну, до смерти перепугал черепаху, подрался с осьминогом и приволок на память здоровенную ракушку. В ракушке, видимо, кто-то еще жил, потому что к вечеру она начала зверски вонять, и капитан, по тихому, выкинул сувенир за борт.

Еще, после выхода из порта, из укромных шкер были вынуты, вычищены и приготовлены к применению пара винтовок, и хранившийся у механика обрез, который тот нашел, когда первый раз делал в машинном генеральную уборку. Зачем он нужен был предыдущему механику, было неясно: крысы в трюме ни по размеру, ни по злобности не выходили за среднестатистические рамки, злых духов и прочих нелегалов тоже замечено не было, но рассудив: «Раз лежит - значит надо», обрез оставили на месте.
К данному арсеналу, включая свеженайденный капитанский пистолет, имелось по две обоймы на ствол, плюс пачка патронов к обрезу.
Конечно, учитывая местную криминальную обстановку, капитан предпочел бы пару крупнокалиберных пулеметов, плюс трехдюймовку на нос, но и такое вооружение вселяло какую- никакую, а уверенность. Всякой шантрапы, вообразившей себя «флинтами», в местных водах было богато, поэтому возможность, в случае чего, поливать их свинцом, вместо мата, грела душу.

Засунув вычищенный и заряженный пистолет за пояс, расстегнув рубаху и взяв в зубы трубку, капитан, с видом заправского морского волка вел корабль сквозь морскую синеву и зелень островов, попутно обдумывая план действий.
Сразу соваться к месту кораблекрушения не хотелось. Просто так корабли не тонут: если это шторм или авария, это одно, а вот если ему помогли - совсем другое. Поэтому, поразмыслив, решено было ошвартоваться у ближайшего островка с подходящей возвышенностью, и посмотреть, не тусуется ли там кто лишний. И только убедившись, что посторонних нет – начинать водолазные работы.
Остальная команда план одобрила. Механика решено было оставить на борту, и выдвигаться вдвоем.
Море было спокойным, вода – теплой, поэтому морочиться со шлюпкой не стали, а просто подошли вплотную к отмели, благо осадка позволяла, спрыгнули за борт и почти пешком выбрались на берег. За узкой полосой песчаного пляжа, начинались, лишенные подлеска, заросли пальм. Прогулка в их тени весьма расслабляла, старпом подобрал и расковырял свежеупавший орех, а капитан поглядывал на птиц, размышляя, не разбавить ли опостылевшие консервы свежей дичью. Внезапно его взгляд уперся в разлохмаченный ствол пальмы, об который кто то явно точил когти. Застыв, он аккуратно указал на него старпому.

- Ты знаешь, что это?
- Знаю… - старпом медленно положил кокос на землю и начал озираться. – Тут килрати…

Килрати, славу имели дурную. Вернее не то, что бы они были большими любителями людоедства, скорее наоборот - ели людей только с большой голодухи. Но и особо теплых чувств к ним тоже не питали, хотя, по совести сказать, люди сами первые начали. По всем законам, килрати – животное. Поэтому, их можно на совершенно законных основаниях отстреливать, отлавливать, продавать и держать дома на цепи. Чем первые колонисты и занялись. Естественно, килрати от этого были не в восторге. Правда, ходили слухи, что кое-кто с ними вполне поладил, а у некоторых капитанов вольного флота они даже плавали на борту, так что, теоретически, с ними можно вполне договориться. Если успеть объяснить, что ты не враг. А это непросто: атаковать они предпочитают из засады, и весьма стремительно, что, учитывая их хищную природу, и умение с высокой скоростью портить жизненно важные части организма, оставляет совсем не много времени на попытку начать диалог.

- Че то мне расхотелось по острову гулять,- капитан передернул плечами, - Говорят, они первым делом стараются кадык вырвать, а мне как-то сказали, что он у меня очень красивый. Не хотелось бы лишиться.
- А мне говорили, что вырывают они кое-что другое, что мне тоже ценно как память, - мрачно поддакнул старпом.
- С другой стороны – они вряд ли могли нас не заметить. Мы по лесу как два медведя премся. Поэтому если они еще не напали, значит мы, либо им не интересны, либо их тут давно нет.  – капитан лихорадочно перебирал в уме все, что он слышал о килрати и их повадках. –  Поэтому отставить панику. Идем спокойно, оружие не трогаем… Не трогаем я сказал! И главное не бежать – хищников это провоцирует…

Оглядываясь на каждый звук, они прошли еще метров пятьдесят – ничего подозрительного вокруг не было. Еще пятьдесят метров они просто озирались. Дальше, осмелев, шли уже как обычно, тем более что капитан вспомнил, что килрати имеют привычку кочевать от острова к острову, и с большой вероятностью находятся уже далеко отсюда.

Взобравшись на вздымавшуюся посреди острова гору, старпом извлек бинокль, и принялся внимательно изучать окрестности. На первый взгляд, вокруг было безлюдно. Килрати тоже не было видно, что безусловно радовало.

- Ну что? Никого?
- Никого. Можно приступать к нырянию.
- Дай-ка я посмотрю, – капитан отобрал бинокль и тоже изучил обстановку. – И правда никого. В таком случае, завтра, с утреца, начинаем. И что бы сегодня никакой попойки: операция сложная и ответственная. Подниму рано. Так что еще раз все проверим, пожрем и на боковую.


Утром капитан, как и обещал, вздернул свое воинство ни свет, ни заря. Дав полчаса на умыться и гальюн, он построил всех на палубе. И механик и старпом, давно забывшие, что такое дисциплина, стояли совершенно обалдевшие и с сонными рожами.

- Итак, мои верные мамлюки, план такой: механик – проверь движок, чтоб, если что, мы смогли сдернуть отсюда, обгоняя звук собственного визга. Старпом - еще раз проверь костюм и оружие. Я сейчас еще раз осмотрю окрестности и начинаем.

Примерное место затопления определили быстро, благо заказчик дал весьма подробные описания, а вот с точным возникли проблемы: если на мелководье прозрачная вода давала возможность осматривать дно просто высунувшись за планшир, то ближе к центру района поисков глубина начиналась солидная - если верить лоту, то футов 170-180, и дно уже не просматривалось. А пешком в скафандре там можно было шастать долго.

- Итак, какие будет идеи? – Капитан решительно начал мозговой штурм.
- Мож мы палку возьмем и будем тыкать? – Робко предложил старпом.
- Все б тебе тыкать. Ты, во-первых, где такую оглоблю возьмешь, а во вторых – че ты там натыкать хочешь? Нам надо точно знать что там корабль, а не фигня какая ни будь. Механик, предлагай.
- Магнит. Мошно магнит на веревке опускат. Корабль шелезный - если прилипнет, то знашит оно.
- Можно, только магнит нужен мощный. У тебя есть мощный магнит?
- Нет.
- Вот и у меня нет.
- А если не магнит, а кошку? – снова подал идею старпом.
- Кошку?
- Железную. С четыремя или шестью когтями? Пусть Амяз сварганит штуки три сразу из хлама – ему не долго.
- И нафига?
- Смотри: мы цепляем их сзади, и протраливаем дно сектор за сектором. Как зацепим- врубаем лебедку и тянем. Если вытянем кусок обшивки, или еще что от корабля – смотрим, сколько это на дне пролежало. Если свежее, значит наш клиент. Я не думаю, что здесь много кораблей за ближайший месяц потонуло.
- Гений! Не зря тебя старпомом назначил. Только «кошки» делать не надо – надо старый минный трал найти. В нем дури стока, что мы не то, что кусок – рубку можем сдернуть. Так что, валим все искать - дадим «Баклану» вспомнить боевое прошлое.

После непродолжительных поисков, трал, представляющий собой устрашающего вида клубок ржавых цепей с какими-то зловещего вида железками, обнаружился в носовом трюме. И судя по его виду, им действительно можно было выдрать с корнем если не рубку, то солидный ее кусок, это точно.
Его вытащили наверх, размотали, и, прицепив к лебедке, приступили к тралению. Капитан вел корабль зигзагом, как бы заштриховывая подозрительную глубину, а механик стоял на лебедке и следил за показаниями динамометра.
Долгое время попадалась всякая мелочь. Один раз показалось, что что-то зацепили, но, выбрав трал, обнаружили в нем куски коралла, невесть как оказавшегося на такой глубине.
Капитан уже начал было думать, что клиент ошибся с местом, как вдруг дернуло так, что старпом, наблюдавший за процессом с кормы, чуть не навернулся за борт.
Трал снова выбрали, однако он был пуст. Капитан решил пройти над этим местом еще раз, но тут старпом радостно заорал, указывая за корму. Там, среди огромного облака мути, всплывали щепки, доски, а самое главное – пробковый спасательный круг.

- «Ди-а-де-ма», - свесившись с борта, прочитал капитан название на круге, - кажись не оно.
- Оно! – радостно отрапортовал, распираемый от гордости за удачную идею, старпом.
- Какой идиот так сухогруз назвал? Ладно бы яхту какую… Ладно, значит тут и ныряем.

Бросив якоря, и, послав механика на мачту, следить за обстановкой, начали обряжать старпома в костюм. Тот, весьма сильно трусил - сперва попросился в гальюн, потом долго не мог попасть ногами в штанины, запутался в ремне. Когда же его, при помощи грузовой стрелы, начали опускать в воду, сквозь стекло шлема было видно, как шевелятся губы: старпом то ли ругался, то ли молился, а зная его - скорее и то и другое.

- Ну се, поплыл наш ихтиандр. – Не удержался от язвительного замечания капитан. – Сча мы на него от такую акулу поймаем.

Старпом тем временем подергал сигнальный конец, сообщая, что достиг дна и приступает к поискам. Потянулись напряженные минуты ожидания – даже ветер затих, а вездесущие чайки в два раза убавили громкость. Капитан, вдруг, вспомнил про глубину и подумал, что старпом, собственно, не зря дрейфил. Если, если что случится – ему ведь точно каюк. А костюмчик у него так себе. Дрянь, а не костюмчик. Для него для нового-то - предел глубины  200 футов.… Так что, Антону там, внизу, точно не до хиханек…
Прошло полчаса, и, несмотря на то что водолаз по-прежнему исправно подавал со дна сигналы, тревога нарастала. Механик ежеминутно проверял шланги, помпу, сигнальный конец, а капитан стоял у борта с погасшей трубкой напряженно вглядываясь в воду, словно надеясь разглядеть как там, на дне, неуклюжая пухлая фигурка с медной шарообразной головой, лазает по обломкам судна, разгоняя тьму тонким лучом водолазного фонарика.

Наконец старпом дал сигнал поднимать его. Вытащенный на палубу, он выпростался из костюма и, первым делом, принялся внимательно изучать штаны.

- Ты чего. Мы тут за него переживали, понимаешь, готовились встретить с распростертыми объятьями, а он..!
- Да ничего! Переживали они.… А как я переживал! Там не видно ни зги, фонарь светит метра на два, шлем трешит, в темноте мерещится всякое…! Вот смотрю – не протек ли где «адреналин»!
- Не протек, - великодушно успокоил его капитан, - Ты что там так долго лазал то? Посылочку нашел?
- Нашел, нашел – привязал ее за сигналку, перед подъемом. Хотя прогулочка была – врагу не пожелаю. Первый раз чуть не угробился, пока на корабль забрался, еще раз - пока внутрь залезал.
Хорошо, что мы тралом там такую дырень распахали, что половину корабля снаружи видно.
А что долго, так это я от страха - сперва думал ну его нафиг: вылезу, в себя приду, потом продолжу. А потом как подумал, что опять туда лезть, и решил, что лучше уж за раз все закончить…
Ну, что ты, - капитан уважительно хлопнул его по плечу, - Ты, знаешь ли, вообще исключительной отваги человек: без подготовки, в этой рухляди, да почти на предельную для водолазов глубину!
- Вот ты сча зря это сказал, - нехорошо побледнел старпом, - я то вот про это не знал.

Мигом сориентировавшийся механик сунул ему бутылку, и старпом осушил ее на одном дыхании. «Черт – как вода идет. Даже крепости не чувствую», - посетовал он и уполз в каюту.
Его проводили сочувственными взглядами, и аккуратно втянули на борт посылку.
Это оказался тяжелый железный ящик, размером чуть меньше матросского рундка, запертый на внушительного вида замок. Внутри перекатывалось что-то тяжелое.
Его отнесли в оружейку и закрыли там. На этот раз с ключом капитан мудрить не стал, и просто положил его в карман.
Механик занялся тралом и водолазным костюмом, а капитан,  решив что все заслужили отдыха, отошел миль на сорок, и загнал корабль в укромную лагуну, после чего объявил отбой по кораблю для всех.

Утром, в кают, кампании обнаружили целую гору пустых бутылок и сладко дрыхнувшего на них старпома. Проснувшись, он сослался на кошмары и за проявленный вчера героизм был великодушно прощен. Алкоголя, правда, оставалось уже мало, но отпраздновать успех хватало. После пары стаканов, старпом потребовал свой вчерашний трофей, дабы разглядеть его получше. Ящик принесли и водрузили на стол, после чего принялись внимательно его изучать. Никаких надписей и маркировок, поясняющих его содержимое, обнаружено не было.

- Вскроем? – поинтересовался старпом.
- Не. Я думаю, что наши клиенты этому не обрадуются.
- А мы потом обратно закроем, и следов не останется.
- Ну, фиг его знает… - колебался капитан, - Мало ли что там – вдруг бомба?
- А вдруг там золото? Или алмазы миллионов на десять? А мы его за пятьсот голдмарок отдадим?

Логика в этих словах присутствовала, и внутри капитана началась яростная борьба между жадностью и осторожностью.
Наконец он разрешил вскрытие, решив, что любые внешние повреждения можно списать на результат крушения.
Сначала собирались вскрыть отмычкой замок, но механик, внимательно изучив петли, просто выдавил соединявшие их штифты, после чего крышка открылась задом наперед.
Заглянув внутрь, выяснилось, что с бомбой капитан угадал. Точнее, там была не бомба, а растяжка из гранаты. Но поскольку рассчитана она была на открывание крышки обычным порядком, взрыва не произошло, хотя поискать «протечку адреналина» захотели уже все присутствующие.
Кроме растяжки, там обнаружилась массивная металлическая деталь непонятного назначения, и больше ничего.

- Это вот из-за этого мы чуть на воздух не взлетели? – капитан достал железяку и покрутил ее в руках, - И за это нынче платят такие деньги? Амаз – что это за фиговина, и от чего она?

Механик взял деталь и начал ее внимательно разглядывать. После примерно получасового изучения, он честно признался, что понятия не имеет, но если ему дадут с ней, не торопясь, разобраться, то он сможет примерно сказать, что она делает. Капитана раздирало любопытство, и он разрешил, с условием, если механик соберет все, как было.
Опасный ящик, заперли обратно в оружейку.
56 посетителей, 81 комментарий, 96 ссылок, за 24 часа